Новости Полезная информация Судебная практика Прайс—лист Статьи

Как Вы оцениваете Российскую милицию?

  • Всегда приятно к ним обратиться. Очень отзывчивые и хорошие ребята!
  • Никогда не сталкивался с милицией.
  • Имею очень негативный опыт общения. Избегаю обращений в милицию.
  • Обращался за помощью, но заявление так и не приняли.
  • Пересажал бы всех до одного!
  • Оцениваю положительно. Сам милиционер.
Ответов: 3814
Главная → Защита бизнеса → ценные бумаги
 
 

ценные бумаги

Введение.

С развитием в нашей стране рыночных отношений обозначилась настоятельная необходимость расширения сферы применения ценных бумаг в хозяйственном обороте. Они относятся к числу объектов гражданских прав, что обусловливает их регламентацию в рамках гражданского законодательства
В последние годы наука гражданского права и, в частности, гражданское законодательство, связанное с регулированием рынка ценных бумаг, переживает период роста. К настоящему времени разработана достаточно широкая законодательная база функционирования рынка ценных бумаг.

Важной вехой в развитии законодательства о ценных бумагах явилось принятие 30 ноября 1994 года части I Гражданского Кодекса Российской Федерации, который был разработан на основе практического опыта правового регулирования рыночных отношений.
Гражданский кодекс РФ включил в себя определенные категории правовых институтов, регулирующих имущественные права, осуществление или передача которых возможны при предъявлении ценной бумаги.
По сравнению с ранее действовавшим регулированием института ценных бумаг Федеральным законом "О рынке ценных бумаг" от 22 апреля 1996 г. регламентированы основные аспекты деятельности на рынке ценных бумаг.
Как таковое понятие "ценная бумага" появилось чуть больше ста лет назад, а система представлений о явлениях, которые им обозначаются, появилась еще позже. Так, в монографии "Учение о ценных бумагах", М.М. Агарков о действовавшем тогда законодательстве пишет, что «термин "ценные бумаги" еще не получил определенного значения, при этом "в советском законодательстве он часто обозначает бумаги, составляющие предмет массовой эмиссии государства или хозяйственных предприятий (облигации, акции)». В то время как юридическая теория термин "ценная бумага" употребляет уже как вполне сложившийся - "для обозначения документов, предъявление которых необходимо для осуществления выраженных в них прав".

По сравнению с ранее действовавшим законодательством, которое регулировало институт ценных бумаг, (в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.), в новом ГК РФ есть ряд существенных новелл. К их числу относятся:
  1. новое определение понятия ценной бумаги в ст. 142 ГК РФ (введение в него обязательной формы и реквизитов; необходимости предъявления ценной бумаги для ее передачи; достаточность доказательства закрепления ценных бумаг в реестре (обычном или компьютеризированном) для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой);
  2. критерием деления ценных бумаг на предъявительские, ордерные и именные законодателем выбран принцип сочетания двух способов - обозначения и легитимации управомоченного лица;
  3. порядок восстановления ценной бумаги;
  4. выделение института бездокументарных ценных бумаг.
В данный момент, как в теории, так и в науке гражданского права существуют различные интерпретации понятия «ценной бумаги», также не прекращаются дискуссии относительно признаков присущих ей, что, несомненно, затрудняет дальнейшее развитие института ценных бумаг в целом. Отметим, что появление ценных бумаг в бездокументарной форме еще более усложнило правопонимание данного института и вызвало не мало споров относительно практики применения этих объектов гражданских правоотношений. К тому же, многообразие ценных бумаг значительно затрудняет как процесс их правового регулирования, так и разрешение споров в данной сфере. В настоящее время судами рассматривается относительно небольшое количество имущественных споров, в которых фигурируют ценные бумаги. Думается, причина такого положения вещей - недостаточная развитость отечественного рынка ценных бумаг. Со временем, несомненно, количество подобных дел будет неуклонно возрастать, в связи, с чем особую важность приобретает правильное понимание и применение судами норм действующего законодательства и положений теории ценных бумаг.

В данной дипломной работе рассматриваются основные вопросы, касающиеся института ценных бумаг: дано понятие ценных бумаг, устанавливаются присущие им признаки, детально рассматривается вопрос о правовой природе ценных бумаг в документарной и бездокументарной форме, освещена классификация ценных бумаг, что способствует их практическому применению и теоретическому изучению. Так же в данной работе рассмотрены виды ценных бумаг. Однако в связи с их многообразием, в отдельной главе дается правовая характеристика лишь отдельных видов ценных бумаг, перечисленных в статье 142 ГК РФ.

Основными целями данной работы являются анализ действующего законодательства, регулирующее рынок ценных бумаг, уяснение вопроса относительно содержания самого понятия ценной бумаги, и, пожалуй, самое главное, выявления пробелов и противоречий в законодательной базе, с целью их дальнейшего устранения.

Глава I. Понятие и виды ценных бумаг.

§1. Понятие ценной бумаги.

Институт ценных бумаг не был известен римскому праву. Н.О. Нерсесов показал, что несовершенные бумаги на предъявителя появились в раннем средневековье (конец XIII в.), и только в конце средних веков появились настоящие бумаги на предъявителя. Появление и развитие именных и ордерных ценных бумаг, за исключением векселя - изобретения торгового права средневековья, датируется XIX веком. Теоретическое обоснование ценные бумаги получили в работах правоведов XIX-XX веков.

Понятие «ценная бумага» известно еще дореволюционному российскому праву и законодательству. В дореволюционной науке гражданского права сложилась большая часть базисных признаков, которые в настоящее время выступают легальными в определении ценной бумаги.
Понятие "ценная бумага" является одним из самых спорных в юридической литературе. Как отмечал известный цивилист Г. Ф. Шершеневич, "само понятие о ценных бумагах не успело до сих пор выясниться ни в жизни, ни в науке, ни в законодательстве". И хотя с момента этого высказывания прошло почти сто лет, оно по-прежнему актуально и подтверждает мысль, что ценные бумаги - не только один из самых сложных институтов гражданского права, но и институт, находящийся в постоянном развитии и совершенствовании. Так, сам Г.Ф. Шершеневич определял ценную бумагу как «документ, которым определяется субъект воплощенного в нем имущественного права». Проф. В. М. Гордон, не определяя понятия ценной бумаги, указывает характерные для него признаки (начала литтеральности, легитимации, презентации, абстрактность и автономность права из бумаги; об этих признаках см. гл. 1, 2) Как объекты гражданских прав они относятся к вещам, будучи их особой разновидностью (ст. 128 ГК).

В советский период ценная бумага определялась как – документ, предъявление которого необходимо для осуществления выраженного в нем имущественного права. Кроме того, следует учитывать, что в Советском Союзе достаточно длительный период ценные бумаги практически не применялись во внутреннем обороте, а соответственно не были объектом должного научного исследования, что не могло не сказаться на нынешнем положении этого института.

Одно из первых постсоветских определений содержалось в Положении «О выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР», утвержденном постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. №78. В названном акте ценная бумага определялась как «денежный документ, удостоверяющий имущественное право или отношение займа владельца документа по отношению к лицу, выпустившему такой документ» (п.1).

Следует отметить, что действовавшее в тот период законодательство о ценных бумагах содержало крайне неудовлетворительную их регламентацию. Так, по мнению Брагинского М.И., оно содержало неудачные, неправильные по существу определения ценных бумаг. Например, оно пыталось подвести под понятие акции или облигации вообще все виды ценных бумаг (как это было сделано в п. 1 Положения о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утвержденного постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 года N 78). Понятие акции как ценной бумаги, удостоверяющей "право собственности на долю в уставном капитале акционерного общества", данное в п. 43 Положения об акционерных обществах, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601, вообще не соответствовало ни смыслу этого документа, ни существу акционерного общества.

С другой стороны, это законодательство давало безграничный простор для создания любых видов ценных бумаг, как государственным органам, так и коммерческим организациям и применения одних традиционно известных видов ценных бумаг для целей, с которыми всегда использовались другие их разновидности (например, появились "вексельные книжки" вместо чековых, "антиинфляционные" и "процентные векселя" вместо предъявительских акций и т. д.).

В последующем, определение было дано законодателем в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (ст.31), где под ценной бумагой понимался «документ, удостоверяющий имущественное право, которое может быть осуществлено только при предъявлении подлинника этого документа». Правила Основ гражданского законодательства 1991 года, действовавшие на российской территории, в значительной мере были парализованы актами российского законодательства и не смогли стать упорядочивающим фактором оборота ценных бумаг.
В Законе РФ от 9 октября 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле» «ценные бумаги, номинированные в валюте Российской Федерации» определялись как «платежные документы (чеки, векселя и другие платежные документы), эмиссионные ценные бумаги (включая акции и облигации), ценные бумаги, производные от эмиссионных ценных бумаг (включая депозитарные расписки), опционы, дающие право на приобретение эмиссионных ценных бумаг, и другие долговые обязательства, выраженные в валюте Российской Федерации (п.2 ст.1)». В 1996 г.
 
Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» (с посл. изм. и доп. от 18 июня 2005 г.) , дано окончательное определение ценной бумаги (эмиссионной ценной бумаги). Согласно этому определению ценной бумагой является «любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных настоящим Федеральным законом формы и порядка; размещается выпусками; имеет равные объем, и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги».

Современное легальное определение ценной бумаги содержится в ст.142 ГК РФ. Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявления. В п. 1 ст. 142 ГК содержится определение ценной бумаги как строго формального документа, удостоверяющего имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении этого документа. Из этого следует, что ценная бумага представляет собой, во-первых, документ, удостоверяющий определенное имущественное право (требования уплаты определенной денежной суммы, передачи определенного имущества и т. д.). В нем содержится информация о субъекте этого права и об обязанном лице. Во-вторых, речь идет именно о документе, то есть официальной записи, выполненной на бумажном носителе и имеющей строго определенную форму и обязательные реквизиты. Отсутствие хотя бы одного из реквизитов или нарушение указанной формы влечет ничтожность бумаги (п. 2 ст. 144). В-третьих, этот документ неразрывно связан с воплощенным в нем имущественным правом, ибо реализовать это право или передать его другому лицу можно только путем соответствующего использования самого этого документа. Иначе говоря, использование такого документа либо его передача равносильны использованию или передаче выраженного им права.

Закрепление в ст. 142 ГК РФ понятия ценной бумаги как строго формального документа, удостоверяющего имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении этого документа, не только не положило конец многочисленным спорам, но и породило новые, еще более жаркие дискуссии о сущности ценных бумаг. До сих пор нет единства мнений, как при определении их признаков, так и при уяснении юридической природы, что обусловлено самой, далеко не совершенной формулировкой понятия, содержащегося в ГК РФ, и несогласованным, а порой и противоречивым регулированием данного вопроса в иных нормативных актах.

В настоящее время сложились две основные концепции понимания ценных бумаг. Первая концепция - документарная, представители которой, основываясь, главным образом, на действующем Гражданском кодексе, признают ценными бумагами только документарные ценные бумаги.
Так, В.А. Белов отмечает, что "под ценными бумагами как объектами гражданских правоотношений можно понимать только документы, но не воплощенные в них субъективные гражданские права" . Аналогичного мнения придерживается Е.А. Суханов, указывая, что ценные бумаги, являясь документами, относятся к движимости. Е.А. Крашенинников также признает только документарные ценные бумаги, основываясь, в основном, на исследованиях германских цивилистов XIX века.

Что касается так называемых бездокументарных ценных бумаг, то они в рамках документарной концепции не рассматриваются в качестве ценных бумаг, а только как имущественные права или способ фиксации прав, а потому не могут быть признаны вещами, следовательно, и объектами права собственности. В.А. Белов приходит к категоричному выводу, что "ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги имеют различный правовой режим, а значит, являются различными объектами гражданских правоотношений" .

Сторонники второй - бездокументарной концепции ценных бумаг - указывают, что "понимание ценных бумаг, заложенное в ГК РФ, базируется на традиционном понятии ценной бумаги, разработанном в рамках немецкой коммерциалистики конца XIX в., и не учитывает запросов сегодняшнего времени" . Ценная бумага определяется ими как:
  • бестелесная вещь, лишенная материального субстрата и представляющая собой обязательственное договорное право, регулируемое нормами вещного права (при этом бумага (документ) отступает на второй план перед феноменом ценной бумаги, она является чем-то внешним по отношению к существу ценной бумаги);
  • ценные бумаги рассматриваются как совокупность имущественных прав.
    В новейшей юридической литературе высказывается мнение о том, что выработать в настоящее время единое понимание ценной бумаги не представляется возможным. Поэтому предлагается определение бездокументарной ценной бумаги как особого объекта гражданских прав, мыслимого как идеальная оболочка для заключенных в ней права .
§ 2. Признаки ценной бумаги
Ценные бумаги (за исключением так называемых "бездокументарных ценных бумаг") - движимые, неделимые вещи. Как правило, их рассматривают в качестве индивидуально-определенных вещей, за исключением бумаг на предъявителя, которые в ряде случаев могут быть отнесены к вещам, определяемым родовыми признаками.

В настоящем параграфе рассматриваются основные признаки ценной бумаги, а также предлагаются варианты ответов на некоторые спорные вопросы теории ценных бумаг.

В юридической литературе с середины 19 века и до настоящего времени предлагалось различное количество признаков. В трудах юристов начала нашего века в качестве единственного определяющего признака приводится начало презентации, а современные отечественные исследователи насчитывают от двух до шести признаков.

Так, Г.Ф. Шершеневич в качестве основных выделял четыре признака ценной бумаги :
  • ценная бумага – это документ;
  • ценная бумага – воплощение права; ценные бумаги – движимые вещи;
  • содержание права, воплощенного в ценную бумагу, должно составлять имущественную ценность;
  • из документа вытекает определение субъекта права.
В теории существует точка зрения, согласно которой ценные бумаги принято характеризовать совокупностью признаков абстрактности, публичной достоверности и исполнимости при предъявлении бумаги .

По мнению А. Трофименко, ценная бумага обладает следующими признаками (всего – четыре): ценная бумага удостоверяет субъективные гражданские права; соответствует началу презентации; обладает свойством публичной достоверности; соответствует легальным основаниям отнесения к числу ценных бумаг (причислена законом и т.п.) С его точки зрения, в действующем законодательстве отсутствует ясное понимание характера прав, которые могут быть удостоверены ценными бумагами. Так, в определении ГК прямо предусматривается возможность удостоверения лишь имущественных прав, в то время как в Законе "О рынке ценных бумаг" признается возможность удостоверения ценными бумагами совокупности имущественных и неимущественных прав.

Выявить причины указанных различий и обозначить возможные пути их устранения позволит анализ выше указанных признаков ценной бумаги.
  1. Права, удостоверяемые ценными бумагами. Общепризнанно, что бумага становится ценной не сама по себе, а потому, что удостоверяет право на что-то, имеющее ценность. В то же время проблема юридической природы удостоверяемых прав не находит однозначного решения ни в современной цивилистической науке, ни в законодательстве. Начало презентации. Ценной бумагой может быть признан не каждый документ, свидетельствующий о праве на ценность, а только тот документ, который право на ценность ставит в тесную связь с бумагой. Таким образом, предъявление бумаги (ее "презентация") оказывается необходимым для осуществления выраженного в ней права.
    Необходимость такого предъявления бумаги имеет двоякое значение. Во-первых, предъявление бумаги необходимо кредитору для его легитимации в качестве субъекта выраженного в ней права. Во-вторых, лицо, обязанное по бумаге, может выполнить свою обязанность только в отношении предъявителя бумаги.
    Описанное свойство является важнейшим в теории ценных бумаг и носит название "начало презентации".
    Из-за необходимости соответствия ценной бумаги началу презентации в ней не может быть выражено правоотношение, в силу которого обе стороны взаимно приобретали бы права и обязанности, так как сторона, не владеющая бумагой, не сможет в этом случае осуществить принадлежащих ей прав.
    Верно и обратное утверждение (т.е. право "на бумагу" следует за правом "из бумаги"). Невозможно осуществить передачу права на бумагу без права из бумаги и наоборот.
    Существуют возражения против начала презентации, основанные на том, что есть акции и облигации, исполнение по которым в виде выплаты дивидендов или процентов гарантируется и без предъявления бумаги обязанному лицу.
    Однако, осуществляя исполнение без предъявления ценной бумаги, должник непосредственно не нарушает начала презентации, но фактически выводит отношения с кредитором из поля специального правового регулирования (законодательства о ценных бумагах), что означает применимость к таким отношениям общих норм гражданского законодательства в части распределения рисков (например, ст.312 ГК РФ).
    Начало презентации, в самом деле, было бы нарушено лишь в случае осуществления права, удостоверенного ценной бумагой, без предъявления последней, т.е. при предъявлении требования обязанному лицу, без презентации соответствующей ценной бумаги. Вряд ли подобные действия управомоченного лица могут иметь место на практике, но в случае их совершения должник вправе не производить исполнения (иначе он, как и в предыдущем случае, будет нести риск исполнения ненадлежащему кредитору).
  2. Свойство публичной достоверности. Считается, что свойством публичной достоверности обладают ценные бумаги, содержание которых, безусловно, определяет права их добросовестного приобретателя. Тот, кто приобретает такую бумагу, добросовестно доверяя ее содержанию, приобретает выраженное в ней право таким, каким оно является согласно этому содержанию.
    Указанное свойство выражено в п.2 ст.147 ГК РФ, в соответствии с которым отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства или на его недействительность, не допускается.
    Публичная достоверность ценной бумаги означает, во-первых, что отказ от исполнения обязательства, воплощенного в ней, лицу, легитимируемому бумагой, возможен лишь в случае приведения должником возражений:
    а) касающихся действительности бумаги (недееспособность должника во время составления бумаги, несоответствие бумаги установленным реквизитам и т.п.);
    б) вытекающих из содержания бумаги (из определения времени и условий исполнения, указанных в документе, и т.д.);
    в) полагающихся должнику непосредственно против кредитора. К числу последних относятся: возражения, которые вообще ставят под вопрос правоприобретение данного держателя (в частности, путем ссылки на то, что он приобрел бумагу у недееспособного лица); возражения, посредством которых должник прекращает соответствующее право требования или уменьшает размер своего долга (требование о зачете встречного однородного требования). Исключены возражения, основанные на отношениях обязанного лица с предшественниками добросовестного приобретателя.
  3. Легальные основания отнесения документа к числу ценных бумаг.
    Первое основание - принадлежность документа к такому типу, который обычно рассматривается в обороте как ценная бумага. Данный критерий в основном характерен для стран "общего права", где определения документов, по свойствам соответствующих ценным бумагам континентального права, обычно включают в себя, в том числе условие общепризнанности на фондовых биржах или рынках или в той сфере, в которой они выпущены или находятся в обращении.
    Второе основание более характерно для стран континентальной правовой ориентации и предполагает наличие у документа реквизитов, которые в соответствии с законодательством определяли бы его принадлежность к тому или иному типу ценных бумаг.
    В отечественной юридической науке просматриваются два подхода к условиям законодательного признания документа ценной бумагой.
    Первый подход заключается в том, что для признания документа ценной бумагой он не должен быть запрещен государством к обращению в качестве таковой.
Думается, вряд ли целесообразно следовать такому подходу, так как он ведет к расширению и без того трудно обозримого круга документов, признаваемых ценными бумагами, сводя при этом на нет законодательное регулирование в данной области.
Второй подход, напротив, предполагает необходимость четкого определения в нормативном порядке, какие документы являются ценными бумагами (что, очевидно, подразумевает наличие их исчерпывающего перечня в соответствующем нормативном акте).

Недостатком подобного решения проблемы является чрезмерная узость законодательных рамок, что приводит к необходимости внесения изменений в упомянутый нормативный акт при появлении любого нового (хотя бы по своим свойствам весьма близкого к одному из существующих) вида ценных бумаг. Новый ГК РФ закрепляет подход, не совпадающий вполне ни с одним из приведенных выше и являющийся, по-видимому, на сегодня оптимальным. В соответствии со ст.143 ГК РФ документ признается ценной бумагой, когда он отнесен к числу таковых "законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке".

Для признания документа ценной бумагой, с точки зрения профессора Е.А. Суханова , он должен отвечать некоторым особым признакам (свойствам), вытекающим из требований закона. К их числу относится:
  • литеральность, под которой понимается возможность требовать исполнения только того, что прямо обозначено в ценной бумаге. Отсюда необходимость установления и соблюдения строго формальных реквизитов, при отсутствии хотя бы одного из которых документ теряет свойства ценной бумаги (становится недействительным). Ценная бумага - строго формальный документ (п. 2 ст. 144 ГК).
  • это легитимация субъекта права, выраженного в ценной бумаге, т.е. его узаконение в качестве управомоченного по бумаге лица.
  • необходимость его презентации (предъявления обязанному лицу). Только в этом случае возможна беспрепятственная реализация выраженного в документе права, ибо лишь предъявление бумаги гарантирует осуществление права управомоченного лица и лишь предъявителю подлинника этого документа обязанное лицо должно предоставить исполнение.
  • абстрактность закрепленного в ней обязательства, поскольку отказ от его исполнения обязанным лицом со ссылкой на отсутствие основания или его недействительность не допускается (п. 2 ст. 147 ГК). Данное правило действует и в том случае, если в самой ценной бумаге указано основание ее выдачи, которое, например, оспаривается должником. Лишь отсутствие предусмотренных законом реквизитов может повлечь недействительность ценной бумаги (и, следовательно, выраженного в ней права).
  • ценная бумага придает выраженному в ней праву свойство автономности. Имеется в виду, что лицо, законным порядком приобретшее ценную бумагу, получает по ней право требования, не зависящее от прав на данную бумагу предшествующего обладателя, т.е. имеющее автономный (самостоятельный) характер. Следует иметь в виду, что даже при наличии всех перечисленных признаков (свойств) документ приобретает силу ценной бумаги лишь при прямом указании об этом в законе (или в подзаконном акте, принятом на основании соответствующего закона) (ст. 143, п. 1 ст. 144 ГК)

Некоторые авторы, в том числе О.Н. Садиков , Т.Е.Абова, Е.Ю. Кабалкин выделяет следующие признаки (всего – три): во-первых, ценная бумага - документ установленной формы и с обязательными реквизитами. Так, классические ценные бумаги в отличие от "бездокументарных" имеют идентификационные признаки, которые определяются законодательством; во-вторых, всякая ценная бумага должна удостоверять определенные права; в-третьих, для осуществления или передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, необходимо ее предъявление.
 
Различные исследователи также выделяют ряд дополнительных признаков :
  1. Это документы, в которых отражаются требования к реальным активам (акциям, чекам, приватизационным документам, коносаментам, жилищным сертификатам и др.);
  2. Ценные бумаги приносят доход, вследствие чего являются капиталом для владельцев;
  3. Обращаемость, т.е. способность ценных бумаг выступать в качестве или предмета купли-продажи (акции, облигации и др.) или платежного инструмента, опосредствующего обращение на рынке других товаров (чеки, векселя, коносаменты, приватизационные документы).
  4. Серийность и стандартность - это взаимосвязанные признаки, поскольку ценные бумаги могут выпускаться сериями, однородными группами, причем бумаги одного типа должны иметь стандартные содержание, форму, стандартность предоставляемых прав, сроков действия, институтов обращения и т.д.;
  5. Участие в гражданском обороте. Имеется в виду их способность быть предметом не только купли-продажи, но и других имущественных отношений (сделок залога, хранения, дарения, комиссии, займа, наследования и т.д.);
  6. Признание ценных бумаг государством в качестве таковых;
  7. Рискованность инвестиций в ценные бумаги;
Документарный либо бездокументарный способы фиксации прав, удостоверяемых ценной бумагой и др.
Итак, в юридической литературе, в общей совокупности, выделяется около 15-20 признаков (свойств). Как верно замечает В.А. Лапач, даже самое предварительное осмысление этих свойств дает весьма странную картину несколько хаотичного переплетения признаков экономических с юридическими. Между тем, только четкость формулировок, базисных элементов категории ценной бумаги позволят выбрать правильный путь исследования, а не построение громоздких умозрительных теорий. В этой связи подчеркнем, что имеет смысл разделять признаки ценной бумаги на основные (легальные признаки) и второстепенные (признаки, выделяемые в теории права, экономических науках).

На наш взгляд, первостепенное значение, базисом в исследовании категории «ценные бумаги» выступают легальные признаки (свойства) ценной бумаги. В определении, закрепленном в п.1 ст.142 ГК РФ отражена совокупность легальных признаков, которые следует считать нормативными для любых ценных бумаг:
  • ценная бумага есть документ;
  • указанный документ составляется с соблюдением установленной формы;
  • документ составляется с соблюдением обязательных реквизитов;
  • документ удостоверяет имущественные права;
  • осуществление или передача имущественных прав возможна только при предъявлении документа;
  • передача ценной бумаги влечет переход всех удостоверяемых ею прав в совокупности.

Рассмотрим перечисленные признаки подробнее.
Ценная бумага как документ, составленный с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов.
Под документом следует понимать - материальный носитель с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи (фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения (абз.3 ст.1 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. №77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» с изменениями от 27 декабря 2000 г., 11 февраля, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа 2004 г.) .

Ценные бумаги могут существовать в форме обособленных документов или записей на счетах. При этом документарная форма ценных бумаг - форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании предъявления оформленного надлежащим образом сертификата ценной бумаги или, в случае депонирования такового, на основании записи по счету депо; бездокументарная форма ценных бумаг - форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или, в случае депонирования ценных бумаг, на основании записи по счету депо (ст.1 ФЗ «О рынке ценных бумаг»). Документарные ценные бумаги в отличие от бездокументарных имеют идентификационные признаки, которые определяются законодательством. Согласно п.1 ст.144 ГК РФ виды прав, которые удостоверяются ценными бумагами, обязательные реквизиты ценных бумаг, требования к форме ценной бумаги и другие необходимые требования определяются законом или в установленном им порядке. Так, например, для векселя установлены следующие законодательные требования. Переводной и простой вексель должен быть составлен только на бумаге (бумажном носителе) (ст.4 Закона «О переводном и простом векселе»). В соответствии с п.1 Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. №104/1341 «О введении в действие положения о переводном и простом векселе» переводный вексель должен содержать:
  1. наименование «вексель», включенное в самый текст документа и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен;
  2. простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму;
  3. наименование того, кто должен платить (плательщика);
  4. указание срока платежа;
  5. указание места, в котором должен быть совершен платеж;
  6. наименование того, кому или приказу кого платеж должен быть совершен;
  7. указание даты и места составления векселя;
  8. подпись того, кто выдает вексель (векселедателя).
Отсутствие в ценной бумаге хотя бы одного из обязательных реквизитов или несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме согласно п.2 ст.144 ГК РФ влечет ее ничтожность, т.е. порочность такой бумаги вытекает из самого факта ее совершения и презюмируется недействительной независимо от решения суда.

В определенных случаях, изложение реквизитов способом, не предусмотренным законодательством, лишает документ силы.
Как отмечал Г.Ф. Шершеневич: «Ценная бумага имеется налицо только там, где есть связь между бумагой и правом: кто обладает документом, тот имеет право и может его осуществить, кто имеет право, тому и принадлежит документ» .

Любая ценная бумага должна удостоверять определенные права (требования уплаты конкретной денежной суммы, дивидендов или процентов и т.п.), которые имеет указанный в бумаге законный владелец в отношении обязанного лица, также обозначенного в бумаге. Удостоверяемые ценными бумагами права могут иметь обязательственный или вещный характер. В теории гражданского права проводят следующую классификацию ценных бумаг по характеру удостоверяемых ими прав :
  • вещно-правовые документы, удостоверяющие наряду с прочими вещные права на имущество (товарораспорядительные документы и т.п.);
  • обязательственно-правовые ценные бумаги, удостоверяющие, в числе прочих, право требования имущества от обязанного лица, но не удостоверяющие вещных прав на это имущество.
Последние, в свою очередь, можно подразделить на удостоверяющие в качестве основного:
  • право требования денежной суммы (вексель, чек, облигация и т.д.);
  • право требования ценных бумаг (опционы);
  • право требования имущества, не являющегося индивидуально-определенным (облигация целевого займа);
  • личные неимущественные права участия в управлении делами АО (акция).

Закон говорит лишь об имущественных правах, удостоверяемых ценными бумагами, но в них могут содержаться и иные права. Например, акция помимо имущественных прав удостоверяет право на участие в управлении делами АО (в литературе данные права называют «корпоративными правами»).

Ценные бумаги могут удостоверять не любые виды гражданских прав, а только указанные в законе.
В заключение отметим, что в принципе всякий документ, в соответствии с законодательством признаваемый ценной бумагой, должен обладать всеми рассмотренными выше признаками. Однако не всякий документ, обладающий указанными признаками, признается ценной бумагой в соответствии с законодательством. В результате существуют документы, фактически обладающие всеми признаками ценной бумаги (а значит, являющиеся таковыми с точки зрения науки), но не признанные в качестве ценной бумаги в соответствии с законодательством.

Глава II. Классификация ценных бумаг.

Многообразие ценных бумаг как объектов гражданских правоотношений усложняет процесс их правового регулирования, поэтому возникает необходимость приведения их в определенный порядок, что способствует теоретическим исследованиям и практической деятельности. Задачей такой классификации является «разделение явлений, объединяемых общими родовыми признаками, на такие виды, с которыми связаны юридически значимые особенности» . Основываясь на этом можно говорить о существовании классификаций ценных бумаг по разным признакам (основаниям), поэтому различных классификаций существует очень много. Обратимся к наиболее известным из них, которые в качестве основания (критерия) деления ставят существенные признаки ценных бумаг или представляют особый интерес при изучении ценных бумаг. Так, важной юридической классификацией ценных бумаг, прямо закрепленной в ГК (ст.145), выступает деление, признаваемое доктриной и законодательством, на предъявительские, именные и ордерные (приказные). Выделить основание данной классификации, по мнению М.М Агаркова, представляется сложным, однако в качестве критерия он приводит способ обозначения в бумаге управомоченного по ней лица. Суханов же пишет о том, что здесь «различие по способу легитимации (обозначения) управомоченного лица» . Такой взгляд на данную классификацию представляется главенствующим в науке.

§ 1. Классификация ценных бумаг по способу легитимации управомоченного лица.
Отметим, что далеко не каждый вид ценной бумаги может одновременно существовать в виде как предъявительских, так и именных или ордерных бумаг, поскольку закон может ограничивать такую возможность (п. 2 ст. 145). Например, действующее российское законодательство разрешает выпуск акций только в форме именных ценных бумаг, а векселей - как именных, так и ордерных.
По предъявительской ценной бумаге (бумаге на предъявителя) удостоверенные в ней права может осуществить любой ее держатель. Управомоченное лицо легитимируется здесь одним лишь фактом предъявления бумаги. Для передачи другому лицу выраженных в предъявительской бумаге прав достаточно ее простого вручения этому лицу, без соблюдения каких бы то ни было формальностей (п. 1 ст. 146 ГК). Таков, например, выигрышный лотерейный билет или предъявительская облигация. Такой упрощенный порядок отчуждения бумаг на предъявителя свидетельствует об их повышенной оборотоспособности. Для легитимации управомоченных лиц по другим видам ценных бумаг необходимы дополнительные действия. Предъявительскими бумагами могут быть векселя, облигации, акции, чеки, банковские сертификаты, коносаменты (документы, удостоверяющие прием груза к морской перевозке).

Права, удостоверенные именной ценной бумагой, принадлежат прямо названному в ней лицу, которому только и может быть произведено надлежащее исполнение по такой бумаге. Поэтому при необходимости передачи права, удостоверенного именной ценной бумагой, иному лицу ее владелец должен соответствующим образом оформить уступку своего права. В частности он должен соблюсти необходимые требования к форме такой уступки (ст. 389 ГК), и уведомить о состоявшейся уступке должника - обязанное по ценной бумаге лицо (п. 3 ст. 382, ст. 385, 386 ГК). В такой ситуации прежний владелец именной ценной бумаги отвечает перед новым владельцем только за действительность требования, удостоверенного ценной бумагой, но не несет ответственности за фактическое неисполнение этого требования обязанным лицом (п. 2 ст. 146, ст. 390 ГК). Например, передача новому владельцу акций (являющихся в нашем обороте именными) будет означать, что прежний владелец отвечает перед приобретателем за правильность оформления своего членства в соответствующем акционерном обществе, но не несет перед ним никакой ответственности за невыплату дивидендов или банкротство общества. Поэтому способом легитимации управомоченного лица здесь является удостоверение тождества держателя документа с лицом, обозначенным в бумаге (а иногда и в записях должника, обычно ведущихся в форме специальных книг или реестров, например реестра акционеров). Именные ценные бумаги оборотоспособны и могут отчуждаться в порядке, установленном для уступки права - цессии (п. 2 ст. 146 ГК), если только речь не идет о лишенных этого свойства "обыкновенных именных бумагах" (ректа-бумагах). Однако для этого требуется выполнить большее количество формальностей, чем при передаче иных ценных бумаг (в частности, совершить трансферт (изменение) записи о владельце в книге или реестре должника). Поэтому оборотоспособность таких бумаг следует признать осложненной. Именными ценными бумагами у нас является большинство акций; ими также могут быть некоторые виды облигаций, векселей, чеков, коносаментов.

.В ордерной ценной бумаге назван субъект удостоверенного ею права, что сближает ее с именной бумагой. Однако это лицо не только само вправе осуществить это право, но и назначить своим распоряжением, или приказом ("ордером"), другое управомоченное лицо. Иначе говоря, такая ценная бумага, по сути, заранее рассчитана на возможность ее передачи (отчуждения) иному владельцу, то есть на необходимую оборотоспособность.
Для легитимации по ордерной бумаге требуется удостоверение тождества ее держателя с лицом, обозначенным либо в ее тексте, либо в последней передаточной надписи (притом ряд таких передаточных надписей должен быть непрерывным). Права по ордерной ценной бумаге передаются путем совершения на самой этой бумаге (обычно на ее обороте) специальной передаточной надписи - индоссамента (от итал. in dosso - на спине, на обороте). При необходимости совершения множества таких надписей допускается приложение к ценной бумаге специального дополнительного листа, предназначенного исключительно для указанных целей. Классическим примером такой бумаги является переводной вексель (тратта).
Индоссамент отличается от обычной уступки (передачи) прав тем, что совершившее его лицо (индоссант) остается ответственным перед законным владельцем бумаги за осуществление выраженного в ней права и несет перед ним солидарную ответственность со всеми другими надписателями и лицом, первоначально выдавшим бумагу (п. 3 ст. 146, п. 1 ст. 147 ГК). Следовательно, наличие индоссаментов повышает уверенность владельца ордерной бумаги в получении исполнения по ней, поскольку увеличивает круг обязанных лиц, и потому делает обладание такой бумагой весьма привлекательным. Однако индоссант может освободиться от ответственности перед держателем бумаги, сделав в индоссаменте специальную оговорку "без оборота на меня" (или "не приказу"), освобождающую его от ответственности перед всеми последующими держателями, кроме своего контрагента-приобретателя (индоссата).

Индоссаменты могут быть ордерными, содержащими прямое указание лица, которому или приказу (ордеру) которого должно производиться исполнение по бумаге. А также бланковыми, без указания лица, которому следует произвести исполнение, - в этом случае владелец бумаги может затем вписать указание на управомоченное лицо, либо совершить новый индоссамент, либо просто передать (вручить) ордерную бумагу новому владельцу, который, в свою очередь, вправе поступить с ней аналогичным образом. Это резко повышает оборотоспособность такой бумаги, сближая ее с предъявительскими бумагами (п. 3 ст. 146 ГК). Особой разновидностью ордера является препоручительный индоссамент, который не меняет управомоченное по бумаге лицо, а лишь содержит поручение иному лицу осуществить предусмотренные бумагой права (п. 3 ст. 146 ГК). В данной ситуации индоссат становится представителем индоссанта-владельца и на их отношения распространяются общие нормы ГК о представительстве (ст. 182).

§ 2. Классификация ценных бумаг
по содержанию удостоверенных ими прав.

По содержанию удостоверенных ценными бумагами прав они делятся на:
  • денежные, выражающие право требования уплаты определенной денежной суммы (например, облигация, вексель, чек);
  • товарораспорядительные, выражающие право на определенные вещи (товары) (закладная, коносамент, складское свидетельство),
  • и корпоративные, выражающие право на участие в делах компании (акции и их сертификаты).
Денежные бумаги обычно фиксируют обязательственные права требования, товарораспорядительные имеют вещно-правовое содержание, а корпоративные удостоверяют членские (корпоративные) права.

К названным группам ценных бумаг примыкают производные (дополнительные) ценные бумаги, которые закрепляют правомочия, производные от основных требований, удостоверенных главными (основными) ценными бумагами. К ним обычно относят купоны акций и облигаций, удостоверяющие право на периодическое получение дохода. Купоны часто бывают предъявительскими, несмотря на то, что основная бумага является именной или ордерной. В этом проявляется их самостоятельный характер как особой разновидности ценных бумаг. Производными ценными бумагами являются также депозитарные расписки, удостоверяющие право их держателей на конвертацию этих бумаг в установленный срок в ценные бумаги другого вида. К ним также относятся фондовые варранты (называемые у нас опционными свидетельствами), удостоверяющие право на покупку или продажу определенного количества ценных бумаг (акций или облигаций) в установленный срок по заранее оговоренной цене. Можно представить иную классификацию ценных бумаг в зависимости от того, какое право выражено в них (или как предлагает Нерсесов Н.О., по содержанию).
По этому основанию ценные бумаги делятся на:
  • обязательственно - правововые (вексель, облигация),
  • вещно-правовые (коносамент),
  • и корпоративные. Некоторые авторы корпоративные ценные бумаги, в качестве отдельного вида, не выделяют. Однако упоминают о них как об отдельной группе обязательственных ценных бумагах, где владельцу принадлежит право участия в каком-либо предприятии (акция) . Такое деление можно соотнести с предыдущим по тому же основанию, чтобы определить их явное сходство по существенным моментам. Из чего следует, что денежные ценные бумаги закрепляют обязательственные права, товарораспорядительные – вещные, а корпоративные удостоверяют право на участие в предприятиях.

§ 3. Классификация ценных бумаг, основанная на личности должника (обязанного лица).

С точки зрения личности обязанного лица по ценной бумаге выделяют государственные и муниципальные бумаги, противопоставляемые частным бумагам юридических и физических лиц, в том числе корпоративным ценным бумагам (выпускаемым хозяйственными, главным образом акционерными, обществами). В нормальном имущественном обороте предполагается более высокая степень обеспеченности, надежности публичных бумаг (и соответственно более высокое доверие к ним со стороны управомоченных лиц). Существует иная классификация, в основе которой лежит тот же критерий деления: государственные, муниципальные и корпоративные. Значение данной классификации выражается в вопросе о возможности осуществления прав, удостоверенных ценной бумагой, в принудительном порядке.

§ 4. Классификация ценных бумаг, основанная на их экономическом значении.

С этой точки зрения выделяются торговые (денежные), товарораспорядительные (товарные) и инвестиционные ценные бумаги. Говоря об инвестиционных бумагах (акции, облигации), отметим, что они представляют собой совокупность имущественных прав, принадлежащих инвестору, обладают высокой степенью риска, что по их правовой природе сближает их с ценными бумагами в США (securities). Однако это не указывает на их полное совпадение по содержанию . Торговые бумаги призваны обслуживать кредитно-расчетные отношения (денежный оборот), т.е. торговлю деньгами. К ним относят, прежде всего, вексель и чек. Товарораспорядительные бумаги обслуживают оборот вещей (товаров). Это уже упоминавшиеся складские свидетельства, коносаменты и закладные.

Инвестиционные ценные бумаги призваны обслуживать фондовый рынок, будучи средством накопления доходов. Поэтому чаще их называют фондовыми. К ним относятся акции, облигации и производные от них бумаги. Фондовые ценные бумаги одного выпуска удостоверяют равные права держателей и эмитируются (выпускаются) в массовом порядке специально определенными эмитентами (обычно соответствующими компаниями или публично-правовыми образованиями в лице их финансовых органов) для обращения на организованном, прежде всего биржевом, фондовом рынке. Эти черты составляют специфику фондовых бумаг. В нашем законодательстве они получили теперь наименование эмиссионных ценных бумаг (см. ст. 1 и 2 Закона о рынке ценных бумаг), призванное подчеркнуть массовый (серийный) характер их выпуска.

§ 5. Классификация ценных бумаг по форме размещения.
Все виды ценных бумаг в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг разделяются на две группы: эмиссионные и неэмиссионные.
К основным эмиссионным бумагам относятся акции и облигации. Неэмиссионными являются векселя, чеки, варранты, закладные, иные бумаги, которые, как правило, не подлежат регистрации и не могут размещаться отдельными выпусками.

Эмиссионные ценные бумаги характеризуются согласно ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг следующими признаками:
  • закрепляют имущественные и неимущественные права, которые подлежат обязательному удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленной законом формы и порядка;
  • размещаются отдельными выпусками (эмиссиями), которые подлежат государственной регистрации;
  • имеют равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от срока приобретения ценной бумаги.
Выпуск эмиссионных ценных бумаг - это совокупность ценных бумаг одного эмитента, обеспечивающих одинаковый объем прав владельцам и имеющих одинаковые условия эмиссии (первичного размещения). Все бумаги одного выпуска должны иметь одинаковый государственный регистрационный номер.
Выпуск эмиссионных ценных бумаг осуществляется эмитентом, в качестве которого может выступать юридическое лицо или органы исполнительной власти и органы местного самоуправления, несущие от своего имени обязательства перед владельцами по осуществлению прав, закрепленных ценными бумагами.

К эмиссионным ценным бумагам относятся, например, акции и облигации.
Эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться в одной из следующих форм: именные документарные ценные бумаги, именные бездокументарные ценные бумаги, документарные ценные бумаги на предъявителя. Выбранная эмитентом форма ценных бумаг должна однозначно определяться в его учредительных документах или решении о выпуске ценных бумаг и проспекте эмиссии ценных бумаг.

Именные эмиссионные ценные бумаги требуют для их легитимации (подтверждения прав владельца) наличия двух условий:
  1. указания имени владельца в тексте ценной бумаги и
  2. отражения имени владельца в реестре владельцев ценных бумаг в соответствии с Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденным постановлением ФКЦБ от 2 октября 1997 г. N 27.
    Закон о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг (ст. 5) запрещает публичное размещение, рекламу и предложение в любой форме неограниченному кругу лиц тех ценных бумаг, отчет об итогах выпуска которых не прошел государственную регистрацию.
    Высший Арбитражный Суд РФ указал, что к обращению на вторичном рынке ценных бумаг допускаются лишь акции, выпуск (эмиссия) которых зарегистрирован в установленном порядке (п. 1).

При выпуске эмиссионных ценных бумаг в документарной форме их первым владельцам может выдаваться один сертификат на все приобретаемые ими ценные бумаги, содержащий указания на общее количество, категорию и номинальную стоимость принадлежащих владельцу ценных бумаг.
§ 6. Классификация ценных бумаг по форме.
В статье 149 ГК РФ, а также в ст.2 Закона «О рынке ценных бумаг» закреплено, что ценные бумаги могут существовать не только в традиционной документарной, но и в бездокументарной форме. В документарной форме ценные бумаги представляют собой обособленные документы и имеют материальную форму в виде бумажных сертификатов. Документарная форма ценных бумаг означает, что их владелец устанавливается на основании предъявления надлежащим образом оформленного сертификата или на основании записи по счету депо (в случае депонирования у депозитария).
Особенность бездокументарной формы ценной бумаги заключается в том, что обязательство их эмитента выражено не в документе как следует из п.1 ст.142 ГК РФ, а в виде записи на особом счете, именуемом счетом «депо», или лицевым счетом в системе реестра владельцев ценных бумаг. О ценных бумагах – записях по счетам - говорят, что они имеют безналичную форму. Соответственно, данная запись содержит все необходимые реквизиты ценной бумаги.

Объем прав, предоставляемый владельцам бездокументарных ценных бумаг (БЦБ), определяется в решении об их выпуске. Статья 16 Закона «О рынке ценных бумаг» предусмотрено, что именные эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. В настоящее время в такой форме выпускаются акции и облигации. Так, согласно п.2 ст.25 Федерального закона от 26.12.1996 г.N208-ФЗ (в ред. от 31.10.2002г.) «Об акционерных обществах» установлено, что все акции общества являются именными ценными бумаги. В законодательстве также прямо закреплено, что эмиссионные ценные бумаги на предъявителя представляют собой ценные бумаги, переход прав на которые и осуществление закрепленных ими прав не требуют идентификации владельца и могут выпускаться только в документарной форме. Например, выпуск бездокументарных векселей запрещен ст.4 Закона «о переводном и простом векселе».
Следует отметить, что вопрос о правовой природе бездокументарных бумаг до настоящего времени остается дискуссионным. Между тем, в правильном разрешении этого вопроса нуждаются как теоретики гражданского права, так и практики. Сегодня возникает много нарушений прав владельцев бездокументарных ценных бумаг. Чтобы определить, каким способом владельцы бездокументарных ценных бумаг могут эффективно защитить свои нарушенные права, необходимо вначале полнее раскрыть такой специфический объект гражданских прав, как бездокументарные ценные бумаги, чему будет посвящена отдельная глава в данной работе.

Таким образом, можно увидеть множество классификаций ценных бумаг, проведенных по различным основаниям, однако все они служат одной цели – способствовать как при исследовании сущности ценных бумаг, так и в практическом их использовании.
 
Глава III. Бездокументарные ценные бумаги.
Понятие "бездокументарной ценной бумаги" (т.е. "бездокументарные документы") пришел к нам из американского права. Законодательство ряда развитых стран с начала 80-х гг. предусматривает возможность выпуска фондовых ценных бумаг "без оформления бумажных носителей". Пионером "дематериализации" этих видов ценных бумаг в европейском праве стала Франция, законодательство которой (ст. 94 - II Закона о ценных бумагах в редакции от 30 ноября 1981 г., вступившая в силу с 3 ноября 1984 г.) прямо закрепило такую возможность применительно к акциям и облигациям. В Германии Закон о хранении и приобретении ценных бумаг (в редакции от 11 января 1995 г.) разрешил выпуск "глобальных сертификатов" взамен эмиссии множества ценных бумаг одного вида, например облигаций федерального займа. Наиболее широко "оборотные недокументы" (negotiable non-instruments) используются в США (в Великобритании к ним относятся более осторожно).

До введения в действие части первой ГК РФ, впервые на законодательном уровне признавшего возможность существования бездокументарных ценных бумаг, вопросы эмиссии и обращения ценных бумаг в безналичной форме регламентировались целым рядом подзаконных нормативных актов. Важнейшим из них является Положение «о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР», утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 28 декабря 1991 г. N 78, предусмотревшее возможность существования ценных бумаг в форме записи на счетах.
Широкое распространение бездокументарные ценные бумаги получили в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий и преобразования их в акционерные общества, что сопровождалось выпуском в обращение большого числа акций. Законодательная регламентация столь неоднозначного правового понятия, как бездокументарная ценная бумага, осуществлялась с большим опозданием и не была подкреплена сколько-нибудь основательным теоретическим осмыслением возникшей правовой ситуации. Достаточно четкого определения этого нового для гражданского права понятия не сложилось до настоящего времени.

Вопрос о правовой природе бездокументарных ценных бумаг тесно связан с признанием или непризнанием «бездокументарной» концепции ценных бумаг. В настоящее время считается, что в законодательстве и теории гражданского права возобладала "документарная" концепция ценных бумаг. При этом, справедливости ради, следует отметить некорректность утверждения Степанова Д.И. о том, что "классическое понимание ценных бумаг как документа ограничивается Кодексом». Так Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" исходит из совершенно иных методологических посылок, выдвигая на первый план бездокументарную концепцию ценных бумаг. Действительно, данный закон исходит из иных предпосылок при регулировании эмиссионных ценных бумаг, но ведь ценные бумаги не ограничиваются только эмиссионными. Документарной концепции придерживаются Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации, федеральные законы "О переводном и простом векселе" и "Об ипотеке (залоге недвижимости)".

В соответствии с п. 1 ст. 142 Гражданского кодекса РФ ценная бумага - это документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Из этого определения следует, что ценная бумага должна обладать свойством материальности, то есть существовать на бумажном носителе. Одновременно в п.2 ст.142 ГК законодатель предусмотрел возможность осуществления и передачи прав без предъявления самого документа, их удостоверяющего. В этом случае "заменителем" ценной бумаги как документа должно стать доказательство закрепления прав, удостоверенных ценной бумагой, в специальном реестре (обычном или компьютеризированном). Данная норма не исключает ни возможности, ни необходимости существования документа, предусмотренного пунктом первым той же статьи, а лишь устанавливает необязательность его предъявления для осуществления и передачи прав, им удостоверенных. С точки зрения Сперанского В. ,одно это уже лишает смысла сам документ, поскольку отрицается основная функция ценных бумаг - возможность осуществления и передачи выраженных в них прав только при условии предъявления оригинала документа.
В то же время в п. 1 ст. 149 ГК предусматривается возможность фиксации прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники и т. п.). К такой форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации. Бездокументарная форма фиксации прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, названа законодателем бездокументарной ценной бумагой. Из этого видно, что в дефинициях собственно ценной бумаги и бездокументарной ценной бумаги законодателем на первое место поставлена форма: ценная бумага - это документ, закрепляющий права; бездокументарная ценная бумага - это бездокументарная форма фиксации прав. Из определений также следует, что бездокументарная форма фиксации прав лишь приравнена к собственно ценной бумаге, но не является таковой по сути.

По замечанию Е. А. Суханова, бездокументарные ценные бумаги не являются ценными бумагами в прямом смысле слова, а представляют собой лишь способ фиксации имущественных прав.

Однако четкого определения бездокументарной ценной бумаги не дается. Положения статьи 149 ГК РФ лишь определяют, что, с одной стороны, в такой форме могут выпускаться только именные и ордерные ценные бумаги, а с другой - указывая, что права, подлежащие удостоверению ценной бумагой как документом, фиксируются в специальном реестре.

В результате анализа указанных норм Сперанский В. приходит к заключению, что под бездокументарной ценной бумагой следует понимать имущественные права, подлежащие удостоверению, по общему правилу, ценной бумагой, но вместо этого фиксируемые в специальном реестре в виде записи на счете, осуществление и передача которых возможны при наличии доказательств такой фиксации. На первый взгляд, налицо смешение двух ключевых моментов учения о ценных бумагах - права на бумагу и права из бумаги: последнее прямо отождествляется с самой ценной бумагой.
Рассматривая вопрос о том, являются бездокументарные ценные бумаги ценными бумагами в прямом смысле слова или нет, Юлдашбаева Л. отмечает, что он оставался бы чисто теоретическим, не имеющим выхода на практику, если бы не оговорка в законодательстве о применении к бездокументарной форме фиксации прав правил о ценных бумагах. Так, по мнению автора, если бы бездокументарные ценные бумаги были приравнены к собственно ценным бумагам полностью, без всяких оговорок, никаких различий в их обороте не было бы.
 
Однако поскольку такая оговорка есть, следует признать, что различия в обороте этих нетождественных объектов гражданских прав есть и они определяются различиями в фиксации прав, закрепляемых ценной бумагой. Вся дискуссионность вопроса о бездокументарных ценных бумагах в принципе и состоит в том, что предпринимаются попытки полностью отождествить собственно ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги, невзирая на оговорку в ст. 149 Гражданского кодекса. Так, Е.Демушкина утверждает, что не только документ, удостоверяющий определенные имущественные права, но и иной способ фиксации могут рассматриваться как ценная бумага . Такой подход прослеживается и в Федеральном законе "О рынке ценных бумаг", устанавливающем, что эмиссионной ценной бумагой является любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками (ст. 2):
  1. закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных законом формы и порядка;
  2. размещается выпусками;
  3. имеет равные объем, и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги. Более того, в ст. 16 Закона РФ "О рынке ценных бумаг" дается следующее определение эмиссионной ценной бумаги: "Любые имущественные и неимущественные права, закрепленные в документарной или бездокументарной форме, независимо от их наименования являются эмиссионными ценными бумагами, если условия их возникновения и обращения соответствуют совокупности признаков эмиссионной ценной бумаги, указанной в статье 2 настоящего Федерального закона". В этом определении на первое место ставится совокупность прав, а не форма их удостоверения. Сущность ценных бумаг обоих видов как бы признается единой, различия же проводятся лишь по форме удостоверения прав владельца ценных бумаг.
О возможности рождения на почве теории ценных бумаг многочисленных "причудливых конструкций" еще в 1930 году писал известный цивилист и один из основателей учения о ценных бумагах - М.М.Агарков. Он отмечал, что задачей отечественной цивилистики является как раз нахождение правовых способов решения определенных практических задач, возникающих в жизни.

Несколько десятилетий спустя к решению задачи обеспечить появление бездокументарных ценных бумаг соответствующей нормативной базой законодатель приступил самым внешне простым способом - посредством субсидиарного применения к бездокументарным ценным бумагам правовых норм о ценных бумагах. Как уже отмечалось выше, ст.149 ГК к такой форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг.
Думается, что такая мера изначально носит временный и вынужденный характер, поскольку не решает целого ряда правовых проблем, возникающих в хозяйственной практике.

Изучая вопрос о правовой природе бездокументарных ценных бумаг, следует отметить, что сторонники документарной концепции ценных бумаг, основываясь на классическом учении о ценных бумагах, разработанном в XIX-начале XX века, фетишизируют документ. Так, они забывают о том, что это учение разрабатывалось, прежде всего, применительно к предъявительским ценным бумагам, которые в то время были основным видом ценных бумаг. Но даже тогда классики цивилистической мысли не абсолютизировали начало презентации. Еще в середине XIX века Т.И. Тарасов отмечал, что "Alauzet совершенно прав, говоря, что сама выдача именных акций могла бы быть заменена регистрацией" .

Г.Ф. Шершеневич также указывал, что "степень воплощения права в документе может быть различна, соответственно ослабляя или усиливая юридическое значение ценных бумаг. Являясь, например, в именной акции лишь одним из доказательств права, допускающим наряду и другие доказательства (акционерные книги), документ может в бумагах на предъявителя стать единственным основанием права, устраняющим всякие иные способы его удостоверения, - нет бумаги, нет и права" . Таким образом, категорическое правило "нет бумаги, нет и права" Г.Ф. Шершеневич распространял не на все ценные бумаги, а только на их определенную часть - предъявительские. В свою очередь, М.М. Агарков писал, что легитимационное значение предъявления бумаги само по себе достаточно только в том случае, когда ценная бумага является бумагой на предъявителя. В других случаях легитимационное действие ценной бумаги, как в отношении ее держателя, так и в отношении обязанного лица, основано не только на предъявлении документа, но и на некоторых других юридических фактах .

Исходя из вышесказанного следует, что даже в период становления учения о ценных бумагах классики цивилистической теории ценных бумаг, признавая начало презентации, не абсолютизировали этот признак. В отличие от сторонников документарной концепции современной юридической литературы, приходящими к категорическому выводу: ценные бумаги являются документами; бездокументарные ценные бумаги - это не документы, следовательно, бездокументарные ценные бумаги - это не ценные бумаги .

Бездокументарные ценные бумаги характеризуются тем, что их содержание (совокупность имущественных и неимущественных прав) отражается в решении о выпуске, а их принадлежность определенным лицам фиксируется в реестре владельцев именных ценных бумаг. Содержание и принадлежность документарных ценных бумаг, по общему правилу, за исключением эмиссионных ценных бумаг, отражается в самой бумаге, что и влечет за собой необходимость их презентации для реализации воплощенных в них прав.

Поскольку и содержание, и принадлежность бездокументарных ценных бумаг можно установить и без презентации отдельной бумаги, то надобность в этом просто отпадает, и бездокументарные ценные бумаги утрачивают такой признак, как начало презентации.
Возникает вопрос: в чем существенное различие между материализованными - документарными ценными бумагами и не материализованными - бездокументарными ценными бумагами? При этом хотелось бы подчеркнуть, что бездокументарные ценные бумаги следует понимать не просто как набор субъективных гражданских прав, а как их целостность, комплексность, поскольку целое несводимо к простой сумме частей, его составляющих. Д. Степанов отмечает: "Когда бездокументарная ценная бумага лишается материальной оболочки (собственно бумаги), у нее остается идеальная оболочка - то, что мыслится как ценная бумага" .

Как ни странно, к похожему выводу приходит и противник бездокументарных ценных бумаг В.А. Белов, утверждающий, что бездокументарные ценные бумаги - "это идеальная субстанция, с существованием представления о которой связано представление об относительных субъективных гражданских правах, составляющих ту ценность, ради которой мыслится сама субстанция, этакое своеобразное "нечто" .

Возвращаясь к рассмотрению вопроса о сущностных различиях между документарными и бездокументарными ценными бумагами, следует признать, что, по мнению Шевченко Г.Н., таковых нет. И документарные, и бездокументарные бумаги закрепляют субъективные гражданские права, являющиеся обращаемыми. Поэтому такой признак ценных бумаг, как начало презентации, не является общим для всех ценных бумаг; являясь обязательным для предъявительских и ордерных, он не обязателен для именных эмиссионных ценных бумаг: реализация воплощенных в них прав возможна и без их презентации. Таким образом, следует прийти к выводу, что бездокументарные ценные бумаги нельзя рассматривать как сами имущественные и неимущественные права.

Что касается документарных ценных бумаг, то классическая теория традиционно рассматривает их как вещи, как объект права собственности. Но являются ли традиционные документарные ценные бумаги такими же традиционными вещами? Вещи - материальные предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворить те или иные потребности людей. Тогда единственное потребительское качество документарной ценной бумаги - это удостоверять субъективные гражданские права. Документ (вещь) сам по себе не имеет ценности (за исключением стоимости бумаги), ценность - воплощенные в документе права. Следовательно, документ - та же оболочка для воплощенных в ценной бумаге прав, и этого не меняет даже то положение, что данная оболочка является вещью. Суть ценной бумаги как вещи носит производный характер, основное и единственное назначение которой - быть носителем субъективных гражданских прав.

Но если и классические документарные ценные бумаги, и бездокументарные ценные бумаги являются оболочкой выраженных в них имущественных и неимущественных прав, которые носят идентичный характер, то следует прийти к выводу, что юридическая природа ценных бумаг, независимо от формы их выражения, одинакова.

Существует также иная точка зрения. Так, по мнению Латыева А., объектами вещных прав традиционно считаются вещи, т.е. пространственно ограниченные материальные предметы внешнего мира. Их бесконечное разнообразие с неизбежностью влечет некоторую дифференциацию вещно-правового режима. В соответствии со ст. 128 ГК РФ ценные бумаги признаются вещами. Отнесение ценных бумаг к вещам делает имущественный оборот более универсальным, так как позволяет использовать в обороте ценных бумаг правила о вещах в части, не противоречащей правилам о ценных бумагах .

Считается, что отнести ценные бумаги к движимым вещам стало возможным в силу наличия следующих условий:
  • ценные бумаги удостоверяли преимущественно права на получение материальных ценностей - вещей в узком смысле слова или денег;
  • ценные бумаги сами существовали в виде материальных объектов (в виде бумажных документов);
  • между ценными бумагами и удостоверяемыми ими правами существовала тесная взаимосвязь;
  • эта связь носила такой характер, что способ передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, имел очевидное сходство со способами передачи вещных прав.

Данное утверждение бесспорно, если речь идет о классических ценных бумагах, выпускаемых в документарной форме. Однако отечественное законодательство допускает существование и бездокументарных ценных бумаг. Тогда бездокументарная ценная бумага также является вещью, что противоречит данному выше определению вещей как пространственно ограниченных предметов материального мира.

В традиционно выделяемой паре "право на бумагу" - "право из бумаги" основную ценность представляет именно последнее, и именно оно осуществляется держателем бумаги. Вещное же право на бумагу играет исключительно легитимационную роль и обеспечивает простоту оборота удостоверяемых ею прав. Однако если легитимация носителя субъективного права-ценности успешно осуществляется с помощью иных средств, то не будет и никакой нужды в подчинении оборота такого права вещному режиму.

Неразрывная связь права на бумагу и права из бумаги имеет наибольшее значение для ценных бумаг на предъявителя. В этом случае просто отсутствует какая-либо иная возможность легитимации. Именные ценные бумаги выглядят чужеродным телом в теории ценных бумаг. Применительно к ним действует не традиционная формула "право из бумаги следует за правом на бумагу", а прямо противоположная - "право на бумагу следует за правом из бумаги".

Легитимация управомоченного по именной ценной бумаге лица производится не на основании его вещно-правового статуса владельца документа, а на основании текста самой ценной бумаги. Кроме того, для передачи прав по именной ценной бумаге требуется еще и совершение трансферта, т.е. уведомление обязанного по ценной бумаге лица о свершившейся передаче. Вещно-правовое значение трансферта разными авторами оценивается по-разному. Так, Е. Крашенинников пишет, что "до момента учинения трансферта приобретатель не является собственником акций" . Очевидно, что передача прав по именным ценным бумагам оказывается даже более сложной, чем уступка прав требования в порядке общегражданской цессии, ибо требует помимо ее совершения еще и передачи самой бумаги. Несущественность для именных ценных бумаг вещного элемента проявляется и в частных вопросах их правового режима: так, утрата бланка такой бумаги не производит того разрушающего воздействия на права управомоченного по ней лица, как утрата предъявительской или ордерной ценной бумаги. Лицо, обязанное по именной бумаге, знает своего кредитора и в состоянии самостоятельно признать утраченный бланк недействительным, тем самым разорвав связь права на бумагу и права из бумаги, и выдать новый документ, удостоверяющий все то же имущественное право. Для предъявительских же и ордерных ценных бумаг предусматриваются специальные правила их восстановления в судебном порядке (ст. 148 ГК РФ, гл. 34 ГПК РФ). Наконец, действующее отечественное законодательство дает уникальный пример непередаваемой ценной бумаги, в роли которой выступает именной чек (п. 2 ст. 880 ГК РФ). Подводя итог, можно сказать, что именным ценным бумагам не свойственны те качества, которые обусловили признание ценных бумаг вещами.

Меж тем бездокументарная (безналичная) форма предназначена исключительно для именных ценных бумаг. Более того, согласно ст. 16 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" бездокументарная форма является основной для эмиссионных именных ценных бумаг, а отступления от нее могут устанавливаться только федеральным законом. Тем самым законодатель подтвердил ненужность и обременительность "вещной оболочки" для прав, удостоверяемых такого рода ценными бумагами. Выпуск же эмиссионных ценных бумаг на предъявителя и прежней, и ныне действующей редакцией указанного закона допускается только в документарной форме. Об ордерных ценных бумагах этот нормативный акт, регулирующий в соответствии с его ст. 1 "отношения, возникающие при эмиссии и обращении эмиссионных ценных бумаг", вообще не упоминает, что позволяет сделать вывод об отсутствии в нашей стране эмиссионных ордерных ценных бумаг.
 
Таким образом, в настоящий момент отечественное законодательство допускает выпуск в бездокументарной форме только эмиссионных именных ценных бумаг. Классическим примером такого рода бумаги является акция, для которой, по словам В. Белова, и была изобретена безналичная форма выпуска . Итак, можно признать, что правы и те юристы, которые настаивают на единстве правового режима документарных и бездокументарных ценных бумаг, и те, кто считает недопустимым распространение вещного режима на бездокументарные ценные бумаги. Надо лишь иметь в виду, что документарные и бездокументарные ценные бумаги роднит наличие "права из бумаги", однако они принципиально отличаются в способе легитимации управомоченного лица. Документарная ценная бумага является ценной бумагой, поскольку в ней воплощено имущественное право, и является вещью, поскольку указанное право связано с материальным носителем-документом; распространение же вещно-правового режима на бездокументарные ценные бумаги недопустимо, поскольку имущественное право здесь воплощается не в вещь, а удостоверяется обязательственно-правовым способом. Ценные бумаги в прямом смысле слова отнесены к вещам в силу своей материальности, они соединяют в себе и материальный объект - документ и нематериальный объект - права. В этом и состоит двуединая сущность ценной бумаги, тогда как бездокументарные ценные бумаги представляют собой только права.

Таким образом, формулировка ст. 128 ГК РФ, признающая всякую ценную бумагу вещью, не может быть признана удовлетворительной. Впрочем, нельзя согласиться и с В.Лапачем, предлагающим выделить ценные бумаги в самостоятельный вид объектов гражданских прав, поскольку, последовательно проводимый, такой подход требовал бы создания специальных правил и для отношений по обороту документарных ценных бумаг, в настоящий момент вполне успешно регулируемых нормами вещного права. Ценные бумаги не являются видом вещей, но эти два понятия (вещь и ценная бумага) не исключают друг друга. Точка их пересечения - документарные ценные бумаги, которым присущи признаки как вещей, так и ценных бумаг.

Согласно ст. 28 Закона РФ "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра - записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии - записями по счетам депо в депозитариях. Права же владельцев эмиссионных ценных бумаг документарной формы выпуска удостоверяются сертификатами либо сертификатами и записями по счетам депо в депозитариях.
Если в случае с собственно ценной бумагой вещь как предмет материального мира вполне осязаема и наличествует в виде сертификата, то в случае с бездокументарной ценной бумагой вещь как предмет материального мира отсутствует. Есть лишь запись на лицевом счете у реестродержателя или запись по счету депо у депозитария.

Поэтому бездокументарная ценная бумага, то есть бездокументарная форма фиксации прав, закрепляемых ценной бумагой, не является вещью. Е. А. Суханов указывает, что, поскольку бездокументарная ценная бумага не является вещью, по ее поводу могут складываться только обязательственно-правовые отношения, но никак не вещно-правовые .

Особенно важен данный вывод применительно к практическим вопросам защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг. Зачастую эти владельцы пытаются защитить свои нарушенные права классическими вещно-правовыми способами, в первую очередь путем предъявления виндикационного иска. При этом истец ссылается на ст. 302 ГК, согласно которой имущество, возмездно приобретенное у лица, которое не имело права его отчуждать, может быть истребовано собственником у добросовестного приобретателя в случае, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником, помимо их воли.

Однако заявление виндикационного иска в отношении бездокументарных ценных бумаг является ошибочным. Так как для этого необходимо соблюдение ряда условий: собственник должен быть лишен фактического владения своим имуществом; имущество должно находиться в фактическом владении ответчика; виндикация должна быть направлена на возврат индивидуально-определенного имущества.

В статье 302 ГК РФ термин "имущество" употреблен в узком смысле, то есть как вещь или совокупность вещей. Бездокументарная ценная бумага это не вещь, а совокупность прав, зафиксированных в бездокументарной форме. Истребование прав или их совокупности с помощью виндикационного иска невозможно, поскольку вещное право (право собственности) распространяется на документ (вещь). Раз нет вещного права, нет и вещно-правовых способов защиты. Только в случае с документарными ценными бумагами возможно истребование их по ст. 302 ГК РФ, так как в этом случае виндикация распространяется на бумажный носитель, закрепляющий права, документ. Кроме того, само понятие "владение" как фактическое обладание, физическое господство над имуществом в отношении бездокументарных ценных бумаг утрачивает смысл. Понятие владения применимо лишь к документу, представляющему собой вещественную форму фиксации имущественных прав.

Бездокументарные ценные бумаги не являются и индивидуально-определенным имуществом, так как не имеют индивидуализирующих признаков - серия, номер, разряд. Все бездокументарные эмиссионные ценные бумаги в пределах одного выпуска абсолютно одинаковы.
Таким образом, вещно-правовые способы защиты неприменимы в отношении бездокументарных ценных бумаг.

Права из бездокументарных ценных бумаг должны защищаться только обязательственно-правовыми способами, например путем приведения сторон в первоначальное положение по недействительной сделке или же путем взыскания убытков (возмещения вреда).

Существующее положение дел не способствует эффективности защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, поскольку одной оговорки в Гражданском кодексе РФ о применении к бездокументарным ценным бумагам правил о ценных бумагах с учетом особенностей фиксации явно недостаточно. Не проведено разграничение и в Федеральном законе "О рынке ценных бумаг". Правда, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг предприняла попытку разрешить некоторые вопросы во Временном положении о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, где установлено, что ценные бумаги не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя именных ценных бумаг (п.3.1.7). Однако этого явно недостаточно. Необходимо на законодательном уровне четко определить, в чем же состоят различия в правовых режимах бездокументарных ценных бумаг и собственно ценных бумаг, какие именно правила о ценных бумагах и вещах не применяются к бездокументарным ценным бумагам.

По мнению Сперанского В., восполнить существенный "недостаток" бездокументарных бумаг, как отсутствие ценной бумаги в виде материального объекта, не может даже объективно выраженная фиксация прав в реестре. В связи с этим, спорным следует признать, предложенное в ст.2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" решение вопроса о владельце бездокументарных ценных бумаг, как о лице, которому ценные бумаги принадлежат на праве собственности или ином вещном праве. Даже если допустить, что к фиксации прав могут быть применены правила о ценных бумагах, то никакое восполнительное применение не сможет легализовать применение к имущественным правам, хотя бы и объективно зафиксированным в специальном реестре, общих положений гражданского права о собственности и иных вещных правах.

Необходимо отметить, что существующая судебно-арбитражная практика заняла иную позицию по указанному вопросу. Так, решением Арбитражного суда Краснодарского края удовлетворено исковое требование акционерного общества к товариществу с ограниченной ответственностью о признании права собственности на акции, выпущенные эмитентом в бездокументарной форме. В этом и подобных ему случаях правоприменительная практика исходит из юридической абстракции, состоящей в том, что к фиксации прав в бездокументарной форме относятся как к объективно существующей ценной бумаге ("как бы ценная бумага"), при условии, что ее выпуск прошел государственную регистрацию в установленном законом порядке. Такую юридическую конструкцию предлагает также и действующее специальное законодательство, запрещая оборот эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственной регистрации (п.36 «Стандартов эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии», утвержденных постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг N 19 от 17 сентября 1996 г.). Очевидно, более обстоятельный анализ места и роли бездокументарных ценных бумаг в системе ценных бумаг и, в целом, в системе объектов гражданских прав, предпринятый современной наукой гражданского права, позволил бы своевременно скорректировать путь законодательной регламентации этого относительно нового явления.

Резюмируя, отметим, что документарные ценные бумаги являются вещами, объектами права собственности. Такой подход достаточно традиционен и вряд ли может подвергаться сомнению.
Бездокументарные ценные бумаги, в классическом понимании, вещами не являются, но они и не являются имущественными или неимущественными правами. Их определенная идеальная оболочка содержит в себе совокупность (целостность) таких прав.
Правовой режим документарных и бездокументарных ценных бумаг во многом аналогичен, хотя и имеются существенные различия, приводящие к трудностям в обеспечении надлежащей защиты прав их владельцев. Так, та бездокументарные ценные бумаги распространяются следующие правила правового режима документарных ценных бумаг :

1) Хотя БЦБ и не являются предметом материального мира, закон распространяет на них положения права собственности. Право собственности на БЦБ принадлежит: в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг - владельцу лицевого счета, открытого у держателя реестра; в системе учета прав у депозитария - владельцу счета депо (ст.28 Закона о рынке ценных бумаг).
2) Хотя БЦБ невозможно передать из рук в руки, законодательство приравнивает к передаче этих ценных бумаг их перевод, как по счетам депо, так и по лицевым счетам в системе ведения реестра. Последний влечет за собой передачу права собственности от продавца к покупателю (ст.29 Закона о рынке ценных бумаг, п.3.3 Положения о порядке депозитарного учета на организованном рынке ценных бумаг, утв. приказом ЦБР от 28 февраля 1996 г. N 02-51).

Появление и развитие бездокументарных ценных бумаг не приводит к вытеснению из гражданского оборота документарных ценных бумаг. Некоторые их виды, например вексель, невозможно представить себе в бездокументарной форме, однако превалирующее значение в настоящее время приобретают все-таки бездокументарные ценные бумаги. Вместе с изменением самих ценных бумаг происходит изменение и правопонимания этого важного института гражданского права: все большее признание приобретает концепция, относящая к ценным бумагам и документарные, и бездокументарные ценные бумаги. Несмотря на имеющиеся между ними различия, следует признать, что общего у них все-таки гораздо больше. Вместе с развитием общества развивается и право, и вполне "естественно, что гражданское право эпохи компьютеров, космонавтики и атомной энергетики разительно отличается от гражданского права времен парусного флота и дилижансов" , поэтому и ценные бумаги, являясь динамичным институтом, приобрели новые качества, которые следует учитывать.

Представляется, что на современном уровне развития цивилистики можно говорить о формировании самостоятельного института гражданского права - института ценных бумаг.

Глава IV. Виды ценных бумаг.

Ранее, в советский период оборот ценных бумаг был представлен в основном государственными ценными бумагами - облигациями, предъявительскими сберкнижками и аккредитивами гострудсберкасс, выигравшими лотерейными билетами, а в расчетах между юридическими лицами мог использоваться расчетный чек. С переходом к рыночной экономике оборот ценных бумаг возрос, стал формироваться их рынок. Однако главное внимание при этом было уделено так называемым "инвестиционным" ценным бумагам - акциям и облигациям. Кризис бюджета и денежного обращения заставил использовать некоторые новые виды государственных ценных бумаг (например, казначейские обязательства) и традиционные векселя. Между тем количество разновидностей ценных бумаг в развитом обороте достигает многих десятков.

Российское законодательство (ст. 143 ГК) относит к ценным бумагам: государственные облигации, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке, отнесены к числу ценных бумаг.
Гражданский кодекс, перечисляя в ст. 143, различные виды ценных бумаг, не делает их перечень исчерпывающим, закрытым. Вместе с тем он указывает, что отнесение документов к числу ценных бумаг может теперь производиться только по прямому указанию закона.

В имущественном обороте имеется много разновидностей ценных бумаг весьма специфического назначения. Так, в удостоверение приема груза в договоре морской перевозки перевозчик составляет и выдает грузоотправителю коносамент, являющийся ценной бумагой (ст. 123-127 КТМ) и существующий в целом ряде разновидностей. Ценными бумагами могут быть варранты - свидетельства о наличии определенной партии товара на складе у профессионального хранителя, которые выполняют также роль товарораспорядительного документа, закладные, оформляющие ипотеку (залог недвижимости), и т. д. Такое многообразие ценных бумаг свидетельствует о невозможности и нецелесообразности охватить их правовой режим каким-либо одним законом. Впредь до принятия таких законов сохраняет силу действующее законодательство о ценных бумагах, но лишь в части, не противоречащей нормам ГК. Следует подчеркнуть, что новые законодательные акты о ценных бумагах тоже должны соответствовать правилам ГК, в том числе его главы 7, поскольку об этом прямо говорит правило п. 2 ст. 3 ГК. При наличии расхождений между ними и отсутствии изменений в тексте ГК подлежат применению его нормы согласно его прямым указаниям. Тем самым Кодекс поставил достаточно четкие рамки правотворчества в этой сфере.

Основные виды ценных бумаг, предусмотренные в статье 143 ГК РФ, обладают собственными специфическими признаками.

§ 1. АКЦИИ

В Законе о рынке ценных бумаг акция определяется как эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Общие правила об акциях установлены ГК РФ (ст. 142-147), Законом об акционерных обществах, Законом о рынке ценных бумаг, другими нормативно-правовыми актами.

Акция может существовать в форме:
  • обособленного документа, представляющего собой бумагу, имеющую различные степени защиты и содержащую определенные реквизиты;
  • сертификата, являющегося свидетельством того, что его держатель владеет определенным количеством акций какого-либо одного АО, и обладающего различными степенями защиты и реквизитами;
  • записей по счету депо.
Акции в форме обособленного документа, к примеру, имеют следующие реквизиты: * наименование АО, эмитировавшего акции, и его место нахождения; * наименование - "акции";
* ее порядковый номер;
*дата выпуска;
* категория акции;
* номинальная стоимость;
* имя держателя;
* размер уставного капитала акционерного общество и количество выпущенных акций;
* срок выплаты дивидендов;

Отличительной чертой акции является ее неделимость. Если одна акция принадлежит нескольким лицам, то все они осуществляют права, удостоверенные в акции, через одного из них либо через общего представителя. Акция не дает право на изъятие части уставного капитала АО. Такое право возникает только в случае ликвидации АО. Акции неделимы, поэтому ни акционер, ни акционерное общество не могут разделить акцию в натуре и таким образом неограниченно увеличить число членов акционерного общества. Сделка, предметом которой является раздел акции, ничтожна. Также недопустима и ничтожна передача отдельных правомочий акционера (к примеру, права голоса, права на обжалование решения общего собрания акционеров, права на ликвидационную квоту). Допустима только уступка права требования на начисленные дивиденды. Однако в некоторых случаях в законодательстве предусмотрены исключения из этого правила, о чем будет сказано ниже.

Акции могут быть именными и предъявительскими. Так, в соответствии с П.2 145статьи ГК РФ содержит правило о возможности исключения законом (а не иным правовым актом) эмиссии того или иного вида ценных бумаг. Иначе говоря, законодатель вправе запретить существование какого-нибудь вида ценной бумаги в качестве именной либо в качестве ордерной, либо в качестве предъявительской.

Закон «Об акционерных обществах» устанавливает, что все акции общества являются именными (п.2 ст.25). Вопреки этому Законом «О рынке ценных бумаг» предусмотрена возможность выпуска акций не только именных, но и на предъявителя - в определенном отношении к величине оплаченного уставного капитала эмитента в соответствии с нормативом, установленным ФКЦБ России (абз.2 ст.2). В данном случае наблюдается противоречие законодательных положений. Представляется, что при разрешении этой проблемы необходимо исходить из положения п.2 ст.2 ГК, согласно которому нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК и принятым в соответствии с ним иных федеральных законов. П.3 ст.96 ГК прямо указывает, что правовое положение АО и права и обязанности акционеров (выпуск и оборот акций на предъявителя непосредственно относятся к этим категориям) определяются в соответствии с ГК и законом об акционерных обществах.
 
Поэтому положения абз.2 ст.2 Закона о рынке ценных бумаг (о возможности выпуска акций на предъявителя), как противоречащие нормам ГК и принятому в соответствии с ним Закону об акционерных обществах, не имеют юридической силы. К тому же существенной переработке подвергся закон «об акционерных обществах» от 7 августа 2001 г, который вновь постановлял, что акции могут быть только именными. Тем самым возможность применения нормы первоначальной редакции Закона «о рынке ценных бумаг», допускающей возможность выпуска части акций на предъявителя, и вовсе была исключена. Это обстоятельство, наконец узаконено в последней редакции Закона «о рынке ценных бумаг», так его абзац 5 ст.2 закрепляет, что "акция является именной ценной бумагой".

В зависимости от типа акционерного общества ст.97 Гражданского кодекса РФ и ст.7 Закона РФ от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах" предусматривают разделение акции также на свободно обращающиеся (акции открытых АО) и с ограниченным кругом обращения (акции закрытых АО). Если акции первого вида отчуждаются свободно, без ограничений, то акции второго вида отчуждаются с определенными ограничениями, которые, как показывает акционерная практика, связанны, прежде всего, с необходимостью получения на то согласия уполномоченного органа общества в зависимости от степени урегулированности в уставе (общего собрания акционеров, совета директоров и т.д.). При этом акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. Такое право не распространяется на иные формы отчуждения акций закрытого общества. Необходимо отметить, что в законодательстве предусмотрена возможность образования части акций (дробных акции) .

Дробные акции образуются в случаях, когда приобретение целого числа акций невозможно, а именно:
  • при осуществлении преимущественного права на приобретение акций, продаваемых акционером закрытого общества;
  • при осуществлении преимущественного права на приобретение дополнительных акций;
  • при консолидации акций.
Перечень случаев, при которых образуются дробные акции, является исчерпывающим.
Акционер
- владелец дробной акции имеет права в объеме, соответствующем части целой акции определенной категории (типа), которую составляет дробная акция.
Дробная акция обращается как целая акция. В случае если лицо приобретает две и более дробных акции одной категории (типа), то они образуют одну целую и (или) дробную акцию, равную сумме этих дробных акций.
Учет прав на дробные акции в системе ведения реестра на лицевых счетах регистратором или эмитентом, осуществляющим ведение реестра самостоятельно, и на счетах депо депозитарием осуществляется без округления, т.е. в простых дробях.
Для отражения в уставе общества общего количества размещенных акций все размещенные дробные акции суммируются. Если в результате суммирования дробных акций образуется не целое, а дробное число, то в уставе общества количество размещенных акций выражается дробным числом.

Акции закрытого акционерного общества, переходящие от одного лица к другому с согласия большинства акционеров либо уполномоченных органов общества, называются в практике винкулированными (законодательство такого термина не содержит). В случае преобразования акционерного общества закрытого типа в акционерное общество открытого типа акции закрытого общества автоматически конвертируются в акции открытого, приобретая тем самым статус свободно обращающихся ценных бумаг. При учреждении акционерного общества все акции распределяются между учредителями независимо от типа общества: открытое или закрытое.

Выделяют также акции обыкновенные (голосующие) и привилегированные.
Привилегированные акции дают акционерам преимущественные права на получение фиксированных дивидендов независимо от наличия и размера прибыли общества. В случае недостаточности прибыли проценты по привилегированным акциям выплачиваются за счет фондов общества.
Дивиденды по обыкновенным акциям выплачиваются по итогам года за счет прибыли акционерного общества после направления части ее на общие нужды общества в соответствии с решением общего собрания акционеров. Выплачиваются дивиденды в соответствии с Положением о порядке выплаты дивидендов по акциям и процентам по облигациям, утвержденным Министерством экономики и финансов РФ 10 января 1992 г., которое применяется в части, не противоречащей Закону об акционерных обществах.

Обыкновенные акции дают их держателям право на участие в управлении обществом путем голосования на общем собрании акционеров из расчета: одна обыкновенная акция - один голос (ст. 31 Закона об акционерных обществах). Исключение имеет место при проведении кумулятивного голосования по выборам членов совета директоров. Поскольку акция неделима, в случаях, когда одна акция принадлежит нескольким лицам, последние могут осуществлять свои функции через общего представителя.

Устав общества может предусматривать ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру. Отметим, что акционеру может выдаваться сертификат на суммарную номинальную стоимость принадлежащего ему пакета акций.
Владелец обыкновенной акции для осуществления своих прав должен быть включен в список акционеров, составленный на основании данных реестра.

Так, владелец акций обратился с иском в арбитражный суд о признании недействительным отказа держателя реестра акционеров общества от внесения записи о нем в указанный реестр и об обязании внести такую запись. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18, 20 ноября 2003 г. N 19/20 суд удовлетворил требования истца и обязал реестродержателя произвести соответствующую запись. При определении в решении суда срока внесения записи в реестр акционеров необходимо исходить из соответствующих норм законодательства. Согласно статье 45 Федерального закона "Об акционерных обществах" внесение записи в реестр акционеров общества должно осуществляться по требованию акционера или номинального держателя акций не позднее трех дней с момента представления документов, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации. В тех случаях, когда иск заявлен о признании за истцом права собственности на акции (оспариваемого обществом или иным лицом) и такой иск удовлетворен, дата внесения в реестр акционеров лица, признанного собственником акций, определяется датой вступления соответствующего решения суда в законную силу.

Наряду с обыкновенными акциями уставом общества могут быть предусмотрены привилегированные акции одного либо нескольких типов. Привилегированные акции одного типа предоставляют их владельцам равные права, объем которых должен быть установлен в уставе общества. Привилегированным акциям устанавливается фиксированный размер дивидендов и (или) определенная стоимость этих акций, выплачиваемая при ликвидации общества. Дивиденды по привилегированным акциям выплачиваются в первоочередном порядке. В отличие от предшествовавшего законодательства, Закон об акционерных обществах, предусматривает возможность участия в голосовании владельцев привилегированных акций по вопросам реорганизации и ликвидации общества (ст. 32). Акционеры - владельцы привилегированных акций определенного типа могут принимать участие в голосовании по вопросам изменения и дополнения устава общества такими положениями, которые ограничивают права их владельцев.
Устав общества может устанавливать правила о превращении (конвертации) привилегированных акций одного типа в акции другого типа или в обыкновенные акции. В этом случае владельцы таких привилегированных акций получают право голоса. В случае задержки выплаты дивидендов по привилегированным акциям всех типов их владельцы до момента выплаты дивидендов получают право голоса, наряду с владельцами обыкновенных акций.

Законом об акционерных обществах наряду с обыкновенными и привилегированными предусмотрены кумулятивные акции (от лат. cumulatio - увеличение, накопление), по которым происходит накопление неполученных дивидендов. Подобные акции называют также накапливающим. Владельцы кумулятивных привилегированных акций наделяются правом голоса по всем вопросам в пределах компетенции общего собрания акционеров, если не было принято решение по выплате дивидендов по этим акциям либо принято решение об их выплате не в полном размере. Такое право указанным акционерам (владельцам кумулятивных привилегированных акций) предоставляется, начиная с того собрания, которое следует за годовым собранием, принявшим решение о выплате дивидендов по данным акциям, и до момента выплаты всех накопленных дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям.

В Законе об акционерных обществах (ст. 25) зафиксировано, что общество вправе размещать обыкновенные акции, а также один или несколько типов привилегированных акций. Вслед за ст. 103 ГК Закон устанавливает, что номинальная стоимость размещенных привилегированных акции не должна превышать 25% уставного капитала общества. Данные акции предоставляют их владельцам право на получение фиксированного дивиденда, а также преимущественное по сравнению с другими акционерами право на получение части имущества, оставшегося после ликвидации. Размер дивиденда и (или) стоимость, выплачиваемая при ликвидации общества (ликвидационная стоимость) по привилегированным акциям каждого типа, либо порядок их определения, должны устанавливаться в уставе общества. Размер дивиденда и ликвидационная стоимость могут быть определены, как в твердой денежной сумме, так и процентах к номинальной стоимости привилегированных акций. Владельцы привилегированных акций, по которым не определен размер дивидендов, имеют право на получение последних наравне с владельцами обыкновенных акций (ст. 32 Закона).
Акция в отличие от облигации бессрочна. Она перестает существовать только при ликвидации АО либо если она аннулирована решением общего собрания акционеров. От бессрочности акции необходимо отличать выкуп акций АО по основаниям, указанным в ст.75 Закона об акционерных обществах. Согласно этой статье владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случаях реорганизации общества, совершения крупной сделки. А также так же в случаях внесения изменений и дополнений в устав общества либо принятия устава в новой редакции, ограничивающих их права, если они голосовали против соответствующего решения либо не участвовали в голосовании. Перечень оснований, установленной ст.75 названного Закона, для выкупа акций является исчерпывающим (п.15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 4/8).

Особое место занимает так называемая "золотая акция", выпуск которой первоначально был предусмотрен Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" (СА РФ, 1992, N 21, ст.1731) в целях защиты национально-государственных интересов. "Золотая акция" имела ряд особенностей. Удостоверяя права, характерные для обыкновенной акции, она на срок до трех лет предоставляла право вето на общем собрании при голосовании по наиболее важным вопросам. Ее собственником могло быть только государство, передача в залог или доверительное управление не допускалось.

Закон о приватизации установил, что все "золотые акции" созданные в процессе приватизации открытых АО являются специальным правом Российской Федерации, субъектов РФ или муниципальных образований на участие в управлении указанными обществами (п.3 ст.31).
Согласно ст.5 этого Закона решение об использовании специального права ("золотая акция") может быть принята только при приватизации государственного или муниципального имущества Правительством РФ, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. Специальное право ("золотая акция") действует до принятия решения о его прекращении теми же органами.
Специальное право ("золотая акция") выражает собой право представителей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований на участие в общем собрании акционеров и право вето при принятии общим собранием решений, касающихся принципиальных и важнейших вопросов жизнедеятельности АО. Одновременное закрепление в государственной и муниципальной собственности акций открытого АО и использование в отношении него специального права ("золотая акция") не допускается. Специальное право ("золотая акция") не подлежит замене на акции открытого АО, в отношении которого принято решение об использовании указанного права.

Специальное право ("золотая акция") не содержит имущественных прав, характерных для акции (право на дивиденд и ликвидационную долю), и фактически изъято из гражданского оборота (ее нельзя отчуждать, передавать в залог и т.п.). По сути, оно не является ценной бумагой, а представляет собой правовой инструмент, обладающий определенными свойствами акции (право на участие в управлении делами АО).

§ 2. Облигации.

В случаях, прямо предусмотренных законом или иными правовыми актами, договор займа может также оформляться выпуском и продажей облигаций (от лат. obligatio - обязательство).
Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента, а также фиксированного в ней процента от ее номинальной стоимости или иных имущественных прав (ч. 2 ст. 816 ГК).

Облигации используются как форма различных займов, т.е. сбора денежных средств у достаточно широкого, нередко вообще заранее неопределенного круга физических и юридических лиц, под обещание их возврата в определенный срок за установленное вознаграждение. Иначе говоря, они оформляют типичные заемные отношения, в которых заемщиком (должником) выступает эмитент облигаций, а заимодавцами (кредиторами) - владельцы облигаций.

Облигация - это именная или предъявительская ценная бумага, удостоверяющая отношения займа между ее владельцем (кредитором) и лицом, выпустившим облигацию (должником). Кредитор вправе в установленный срок требовать погашения облигаций, т.е. выплаты ее номинальной стоимости или номинальной стоимости и процентов в зависимости от условий выпуска этой облигации.
Облигации могут быть выпущены только на определенный срок. Это объясняется их выдачей на основании возникновения отношений займа, основными принципами которого являются срочность, возвратность и платность. Согласно закону «об акционерных обществах» АО может выпускать облигации с единовременным сроком погашения или облигации со сроком погашения по сериям в определенные сроки.

В отличие от векселей, облигации являются эмиссионными ценными бумагами и потому, в соответствии с законодательством о рынке ценных бумаг, могут эмитироваться как в бумажной, так и в безбумажной форме (как это, например, было сделано при выпуске государственных краткосрочных бескупонных облигаций - ГКО). Кроме того, они всегда предусматривают право на получение владельцами облигаций процентного или иного дохода (вознаграждения за использование эмитентом уплаченного за облигацию номинала ее стоимости). Тогда как процентный доход по векселям является исключением, предусмотренным только для векселей со сроком платежа "по предъявлении" или "во столько-то времени от предъявления" (ст. 5 Положения « о переводном и простом векселе»). Еще раз отметим, что облигации всегда имеют срочный характер и, в отличие от векселей, не могут быть выпущены сроком "до востребования" (или "по предъявлении").

В зависимости от субъекта, выпускающего облигации и гарантирующего уплату их владельцам указанной суммы и оговоренных процентов, облигации подразделяются на государственные, муниципальные и юридических лиц (корпоративные облигации). Последние могут выпускаться акционерными обществами (ст. 33 Закона «Об акционерных обществах») или обществами с ограниченной ответственностью (ст. 31 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). При этом выпуск и продажа облигаций должны осуществляться в соответствии с положениями, установленными этими Законами, а так же Законом «О рынке ценных бумаг».

Порядок выпуска (эмиссии) облигаций акционерными обществами, являющихся корпоративными инвестиционными бумагами, как уже было отмечено выше, определен в ст. 33 Закона «Об акционерных обществах», и конкретизирован в «Стандартах эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг», утвержденных постановлением ФКЦБ России от 18.06.03 N 03-30/пс.

Процедура эмиссии облигаций, размещаемых путем подписки, проходит по следующим этапам:
  • утверждение эмитентом решения о выпуске облигаций;
  • подготовка проспекта эмиссии (в случае, если государственная регистрация выпуска облигаций должна в соответствии с вышеуказанными Стандартами сопровождаться регистрацией их проспекта эмиссии);
  • государственная регистрации выпуска облигаций и регистрация их проспекта эмиссии (если последнее предусмотрено Стандартами);
  • изготовление сертификатов облигаций (в случае размещения облигаций в документарной форме) и раскрытие информации, содержащейся в проспекте эмиссии облигаций (в случае, когда государственная регистрация выпуска облигаций должна в соответствии со Стандартами сопровождаться регистрацией их проспекта эмиссии);
  • подписка на облигации;
  • регистрация отчета об итогах выпуска облигаций;
  • раскрытие информации, содержащейся в отчете об итогах выпуска облигаций (в случае, когда государственная регистрация выпуска облигаций сопровождалась регистрацией их проспекта эмиссии).
Решение об отказе в государственной регистрации выпуска ценных бумаг может быть принято регистрирующим органом исключительно вследствие нарушения эмитентом требований законодательства РФ, правовых актов РФ о ценных бумагах, Стандартов и иных нормативных актов ФКЦБ РФ. В том числе при наличии в представленных документах данных, позволяющих сделать вывод о противоречии условий эмиссии и обращения эмиссионных ценных бумаг законодательству РФ (например, о возможном их нарушении в результате размещения ценных бумаг).

В решении акционерного общества о выпуске облигаций должны быть определены форма, сроки и иные условия погашения облигаций.
Облигация должна иметь номинальную стоимость. Номинальная стоимость всех выпущенных акционерным обществом облигаций не должна превышать размер его уставного капитала либо величину обеспечения, предоставленного акционерному обществу третьими лицами для цели выпуска облигаций. Выпуск облигаций допускается после полной оплаты уставного капитала акционерного общества.

Договор государственного займа выделен ГК РФ в особую категорию. Так, в соответствии со п.1 ст.817 ГК РФ по данному виду договора заемщиком выступает Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования, а займодавцем – гражданин или юридическое лицо. Разумеется, Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования вправе заключать договоры займа и в качестве займодавцев, если это прямо не запрещено законом. Облигации внутреннего государственного займа относятся к числу наиболее привлекательных ценных бумаг на современном фондовом рынке, так как обязательства, удостоверенные ими, исполняются государством. Выпуск и отчет об итогах выпуска облигаций подлежат государственной регистрации. Информация о выпуске при открытом размещении должна раскрываться. Выпускаемые государством облигации называются также инскрипциями.

Права владельцев государственных облигаций определяются условиями выпуска соответствующих облигаций. Так, например, условия выпуска облигаций сберегательного займа тридцатой серии установлены приказом Минфина России от 20 июня 2000 г. «О выпуске облигаций Государственного сберегательного займа Российской Федерации».

Облигации, предоставляющие своим владельцам иные возможности, нежели получение денежного дохода, нередко именуются целевыми (например, жилищные сертификаты). Следует иметь в виду, что действительность облигации не зависит от ее наименования (так, инскрипции у нас выпускаются под именем "казначейских векселей", "казначейских обязательств", "золотых сертификатов Минфина" и т.п., что не меняет ни юридической, ни экономической их природы). Федеральное государство и другие публично-правовые образования наиболее часто прибегают к эмиссии облигаций, в том числе распространяемых среди всех граждан. Это обстоятельство предполагает наличие специально предусмотренных законом гарантий возврата соответствующих сумм или передачи заимодавцам иного имущества. С учетом исторического опыта нашего государства ГК РФ закрепляет два основных принципа государственных займов - полную добровольность приобретения облигаций и запрет государству-эмитенту изменять условия выпущенного в обращение займа (п. 2 и 4 ст. 817 ГК; п. 2 ст. 98 Бюджетного кодекса РФ). Эти же правила распространяются на муниципальные займы (п. 5 ст. 817 ГК РФ).

Вместе с тем закон прямо подчеркивает гражданско-правовую природу отношений, возникающих между публично-правовыми образованиями и гражданами или юридическими лицами при выпуске государственных или муниципальных облигаций (займов) (п. 1 и 5 ст. 817 ГК РФ). Договорной характер этих отношений, основывающийся на правиле ст. 75 Конституции РФ, в частности, означает, что они регламентируются нормами гражданского права, а не административно-финансовыми предписаниями, что создает большие гарантии для заимодавцев.
Эмитентами государственных и муниципальных облигаций выступают соответствующие органы исполнительной власти, являющиеся юридическими лицами (обычно министерства или управления финансов). Однако займы выпускаются от имени соответствующего публично-правового образования в целом, и потому исполнение обязательств по ним происходит за счет средств соответствующей казны.

Согласно ст. 7 Федерального закона "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг" и ст. 111 Бюджетного кодекса эмиссия облигаций публично-правовых образований разрешается только при утверждении основных параметров предполагаемой эмиссии соответствующим бюджетом на текущий финансовый год. В условиях эмиссии таких облигаций теперь должны содержаться:
  • сведения о бюджете заемщика,
  • сведения об исполнении им бюджета за последних три финансовых года
  • сведения о суммарной величине его долга на момент эмиссии. Эмиссия облигаций, выпускаемых субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями, подлежит регистрации в Министерстве финансов РФ. Срок погашения инскрипций не может превышать 30 лет с момента их эмиссии, а муниципальных облигаций - соответственно 10 лет.

Вместе с тем разрешившие эмиссию облигаций органы исполнительной власти управомочены утверждать Генеральные условия эмиссии и обращения соответствующих облигаций "в форме нормативных правовых актов" (ст. 8 Закона «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг»). На их основании эмитент принимает документ в форме нормативно-правового акта, содержащий условия эмиссии и обращения конкретного займа (ст. 9 данного Закона). Обстоятельство, при которых условия государственных и муниципальных займов принимаются не в форме типовых условий договора (каковыми, по существу, они должны были бы являться), а в форме ведомственных нормативных актов, не противоречит гражданско-правовой природе рассматриваемых отношений. К тому же, дает возможность обхода требований ГК РФ о последствиях заключения договоров присоединения, а так же о запрете одностороннего изменения условий выпущенных в обращение займов. Исполнение же обязательств по займу согласно п. 2 ст. 2 названного Закона должно осуществляться в соответствии с утвержденным бюджетом на соответствующий финансовый год. Поэтому отсутствие бюджетных средств на погашение займа становится законным основанием для отказа в удовлетворении требований заимодавцев. Все это, а также реальная практика частичного или даже полного отказа государства от исполнения своих обязательств по многим выпущенным им облигациям (в частности, в последнее время по обязательствам ГКО, облигациям внутреннего валютного займа) свидетельствует о крайней ненадежности нашего государства как должника-заемщика.

§ 3. Вексель.

История возникновения. Вексель является одним из древнейших расчетных инструментов. История его возникновения уходит в далекое прошлое. Известно, что элементы вексельного обращения появилась еще в эпоху средневекового феодализма (XII-XIV вв.). Появление нового расчетного инструмента в то время многие специалисты вексельного права связывают с потребностью средневековых торговцев, стремящихся сохранить свой капитал во время проездов и переселений от разбоев на дорогах, в заменителе денег – векселе. Древнейшие известные векселя были написаны на итальянском языке, и не без основания, так как Италия – центр хозяйственной и финансовой деятельности в средние века, считается родиной векселя.
 
Постепенно роль вексель расширялась, и он превратился в расчетное средство за поставленный товар. Он фиксировал факт обмена товара на деньги в том случае, когда деньги передавались позже поставки товара. Такое предположение находит подтверждение в современных названиях вексельных документов. На английском языке вексель называется - «Bill of exchange», на французском – «letter de change», на итальянском – «lettera di cambio».
Постепенно вексель приобрел новые функции: им стали оформляться товарные кредиты, когда у покупателя не хватало денег рассчитаться за товар; векселем стали рассчитываться при сделках, производя в нем передаточные надписи. Расчетные операции с векселями в дальнейшем стали сочетаться с долговыми отношениями. Развитие вексельных отношений происходило в «рамках» экономического развития различных государств.
 
Следовательно, стали появляться существенные различия в вексельных обычаях разных стран, что затрудняло использование векселей в международных расчетах. Так, из первого полного свода законов Франции под общим названием «Code de commerce» (1881г.), следует, что вексель не имел всей полноты вексельного обязательства, поскольку существовал взгляд на вексель, как на договор. В 1847г. прусским правительством была предпринята успешная попытка создания Общегерманского Вексельного Устава, принятый в 1848г. Этот устав был взят в основу вексельного законодательства Швеции в 1851г.; Финляндии в 1858г.;Сербии в 1860Г. и рядом других государств. Таким образом, во второй половине XIX в. появились предпосылки для создания единого вексельного устава. Однако лишь в 1930г. в Женеве была принята конвенция, унифицировавшая основные нормы международного вексельного права, действующая и по сей день. К Женевской конвенции присоединились: Германия, Австрия, Испания, Япония, Италия, СССР в 1937г., и ряд других стран. Так как Российская Федерация является правопреемником СССР, то на нее распространяется действие нормы международного вексельного права.
 
Следует отметить, что в ряде стран (Англии, Канаде, Кипре, СШФ и др.) вексельное законодательство основано на английском законе о переводных векселях 1882г., отличном от Единообразного вексельного закона, принятого странами - участницами Женевской конвенции.

Основными нормативными актами, регулирующими вексельное обращение на территории РФ, в настоящее время являются:
  • Единообразный закон о переводном и простом векселе, утвержденный Женевской вексельной конвенцией N 358, 1930 г;
  • Положение о переводном и простом векселе, введенное в действие постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе");
  • Федеральный закон от 11 марта 1997 г. "О переводном и простом векселе. Данным Законом признано утратившим силу постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.06.91 г. "О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР" и, соответственно, утвержденное им Положение о переводном и простом векселе 1991 г.
  • ГК РФ, если не противоречит положениям Закона «О простом и переводном векселе».
Кроме того, в этой области имеется ряд подзаконных актов (указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, документов Центрального банка РФ и некоторых других ведомств), многие из которых, к сожалению, не всегда полностью соответствуют названным законодательным актам
Заемные отношения по соглашению сторон могут оформляться выдачей векселя (от нем. wechseln - менять, обмениваться), являющегося разновидностью ценной бумаги (ст. 143 ГКРФ).

Вексель содержит простое и ничем не обусловленное обязательство ("обещание") векселедателя (простой вексель) или его предложение другому лицу (переводной вексель) уплатить указанную в нем сумму в обусловленный срок (ч. 1 ст. 815 ГК РФ, ст. 1 и 75 Положения о переводном и простом векселе).

Поскольку обычно векселя выдаются вместо уплаты сумм за полученные вещи, произведенные работы или оказанные услуги, т.е. по существу являются формой отсрочки уплаты денег (кредита в экономическом смысле), ГК РФ обоснованно рассматривает вексельные обязательства как одну из разновидностей обязательств, вытекающих из договора займа. С этой точки зрения можно сказать, что вексель представляет собой форму кредита, а также средство расчетов с контрагентами (но, разумеется, не средство платежа). Как ценная бумага вексель сам может быть объектом различных сделок.

Вместе с тем к возникшим в результате выдачи векселя отношениям правила о договоре займа могут применяться лишь при отсутствии специальных норм вексельного законодательства (ч. 2 ст. 815 ГК РФ), т.е. в субсидиарном порядке.

Основные черты векселя, сложившиеся в международной и российской практике:
  • абстрактный характер обязательства, выраженного векселем (текст векселя не должен содержать ссылки на сделку, являющуюся основанием выдачи векселя); бесспорный характер обязательства по векселю, если он является подлинным; безусловный характер обязательства по векселю (вексель содержит простое и ничем не обусловленное предложение или обещание уплатить определенную сумму, и поэтому попытки оговорить платеж наступлением каких-либо условий не имеют юридической силы);
  • вексель - это всегда денежное обязательство (не может считаться векселем обязательство, по которому уплата долга совершается товаром или оказанием услуг);
  • вексель - письменный документ (выпуск векселей в безналичной форме невозможен);
  • вексель - документ, имеющий строго установленные обязательные реквизиты.
Согласно Международной Конвенции существует восемь обязательных реквизита векселя:
  1. вексельная метка - то есть слово "вексель" должно содержаться не только в названии, но в текстовом содержании векселя. Не допускаются равнозначные обозначения типа «вексельное письмо» и т.д.;
  2. простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму (Вексельная сумма обозначается обычно цифрами и прописью. В случае расхождения между ними превалирует текстовое обозначение суммы. Если сумма обозначена несколько раз, то в случае расхождения между ними вексель имеет силу на меньшую сумму. Исправление вексельной суммы не допускается.);
  3. наименование плательщика (трассата);
  4. указание места платежа (является местом жительства трассата или векселедержателя, если иное не установлено в векселе);
  5. указание срока платежа (Срок платежа может быть выражен: * на определенный день; * по предъявлении; *во столько-то времени от предъявления; *во столько-то времени от составления. Так, в соответствии с Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 2003 г. N 2965/01 указание срока платежа векселя способом, не предусмотренным с нормами вексельного законодательства, лишает документ силы векселя).
  6. наименование того, кому или приказу кого платеж должен быть совершен;
  7. указание даты и места составления векселя (если последнее не указано, то допускается признание таковым места нахождения векселедателя.);
  8. собственноручную подпись лица, выставившего вексель. Стороны, обязанные по векселю, несут солидарную ответственность (при неисполнении обязательства основным должником кредитор - векселедержатель может обратиться за взысканием к любому из прежних держателей, который в свою очередь при погашении им векселя приобретает право требования вексельной суммы у любого из лиц, проходивших в вексельной цепочке). Отсутствие в векселе хотя бы одного из необходимых по закону реквизитов лишает документ силы векселя, но не может препятствовать рассмотрению такого документа в качестве обычной долговой расписки. Такой практики придерживается Высший Арбитражный Суд РФ .
Вексель воплощает в себе и все другие свойства ценной бумаги и характеризуется абстрактностью закрепленного в нем обязательства, т.е. независимостью от основания его выдачи. Принудительное исполнение по векселю осуществляется в особом порядке. При отказе от оплаты векселя, удостоверенном нотариусом ("протест векселя в неакцепте или неоплате"), судья по заявлению вексельного кредитора единолично и без судебного разбирательства выдает судебный приказ, имеющий силу исполнительного документа (ст. 1251, 1252, 1258 ГПК РФ). Кроме того, в силу ст. 48 Положения о переводном и простом векселе и ст. 3 Закона «о переводном и простом векселе» векселедержатель вправе потребовать от ответчика по иску уплаты процентов на обозначенную в нем сумму со дня срока платежа (в качестве платы за пользование чужими денежными средствами) и пени (в качестве санкции за просрочку оплаты) в размере учетной ставки, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. Все это создает несомненные преимущества векселя перед обычной долговой распиской, также оформляющей отношения займа.

Действующее законодательство не содержит ограничений способности обязываться по векселям и требовать по ним уплаты, для граждан и юридических лиц (ст. 2 Закона «О переводном и простом векселе»). Иначе говоря, векселя могут быть выданы любым дееспособным гражданином или юридическим лицом (некоммерческой организацией - в пределах ее специальной правоспособности), а в случаях, предусмотренных законом, - и публично-правовым образованием. Все эти субъекты гражданского права могут быть также и субъектами права требования по векселю (без ограничений). Следовательно, в форму векселя может быть облечено в принципе любое заемное отношение (разумеется, если речь идет о денежном займе, а не о займе вещей) и в более широком смысле - любое денежное обязательство.

Законодательные акты различают переводной и простой векселя. Простой вексель (соло-вексель) закрепляет денежное обязательство в виде права требования векселедержателя к векселедателю. В отличие от этого переводной вексель (тратта) (лат. trahere - тянуть, переводить) предназначен для перевода долга с векселедателя (трассанта) на другое лицо - плательщика (трассата), естественно с согласия получателя суммы (ремитента) (лат. remittere - посылать, отсылать). Такой вексель называют также переводным векселем за счет третьего лица (ч. 3 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе).

Разумеется, согласие (акцепт) плательщика (трассата) дается ремитенту при наличии у трассата определенных оснований платить за векселедателя (трассанта). Акцепт выражается словом «акцептован» или равнозначным ему словом. Он должен быть простым и ничем не обусловленным, однако трассат может ограничить его частью вексельной суммы. Акцепт может быть назначен в определенный срок или без указания срока. Векселедатель может воспретить акцепт векселя, кроме трех случаев: а) когда вексель подлежит оплате у третьего лица, выполняющего поручение плательщика за счет последнего, не становясь обязанным лицом; б) подлежит оплате в ином месте, нежели место нахождения плательщика; в) когда подлежит оплате через определенный срок от предъявления. При отсутствии согласия (акцепта) трассата вексель будет опротестован получателем (ремитентом) в "неакцепте", и тогда ответственность по нему будет нести первоначальный векселедатель (трассант) (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе).

Таким образом, переводной вексель, в отличие от простого векселя, устанавливает не обязательство уплаты (как, в частности, следует из не вполне удачной формулировки ч. 1 ст. 815 ГК РФ), а только предложение плательщику уплатить определенную сумму (ст. 1 Положения о переводном и простом векселе), который может и отказаться от него. Поэтому до момента согласия (акцепта) или несогласия плательщика переводной вексель, строго говоря, вообще не содержит денежного обязательства. Сам векселедержатель становится обязанным по такому векселю лишь при акцепте плательщика, причем солидарно с последним (ст. 47 Положения о переводном и простом векселе). В случае же отказа (неакцепта или неплатежа) плательщика по переводному векселю на векселедателя возлагается ответственность за это перед ремитентом (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе). Так, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 марта 1998 г. N 5581/97 указано, что согласно ст. 53 Положения «о переводном и простом векселе» векселедатель по истечении срока для совершения протеста в неплатеже векселя теряет свои права против индоссантов, векселедержателя и против других обязанных лиц, за исключением акцептанта.

В силу требований ст. 77 Положения требования ст. 53, относящиеся к переводному векселю, применяются также и к простому с учетом того, что согласно статье 78 Положения векселедатель по простому векселю обязан так же, как и акцептант по переводному векселю.
Отсюда следует, что векселедержатель сохраняет в течение установленного срока давности право требования против векселедателя простого векселя и в случае несовершения протеста векселя.

Данные обстоятельства породили дискуссию о содержании имущественного права, которое должно воплощаться в неакцептованном переводном векселе как в ценной бумаге (п. 1 ст. 142 ГК РФ). Одни утверждают, что переводной вексель изначально содержит в себе обязательство уплаты со стороны векселедателя, которое в силу зависимости от позиции плательщика носит условный характер и лишь "технически" выражается в форме "поручения" (предложения) векселедателя плательщику. Однако по условиям Женевских конвенций вексель содержит ничем не обусловленное право требовать уплаты определенной денежной суммы, возможность появления у векселедержателя права, осуществляемого под условием, исключается. Кроме того, при неакцепте векселя плательщиком речь в соответствии с законом должна идти об ответственности, а не об обязательстве векселедателя.

Согласно другой позиции предложение трассанта представляет собой лишь оферту трассату (плательщику) о заключении договора в пользу третьего лица (ремитента), после акцепта которой и появляется обязательство оплаты векселя. Векселедатель же изначально обязан обеспечить (гарантировать) уплату денег плательщиком. Но при этом остается неясным содержание права векселедержателя неакцептованной тратты как владельца ценной бумаги, которое не может сводиться к неизвестной вексельному законодательству возможности требовать от трассанта предоставления неких "гарантий платежа". Таким образом, юридическая природа неакцептованной тратты нуждается в более убедительном обосновании.

Переводной вексель может быть выдан "приказу самого векселедателя" (ч. 1 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называется также "векселем собственному приказу". В этом случае векселедатель (трассант) сам становится и первым векселедержателем (т.е., по сути, ремитентом). Такое совпадение должника и кредитора в одном лице уже в момент возникновения обязательства дает возможность векселедателю в дальнейшем перевести право требования к самому себе на реального кредитора-получателя, который может быть неизвестен в момент выдачи векселя. Векселедатель переводного векселя может также назначить плательщиком по нему самого себя (ч. 2 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называют "векселем на себя" или "переводно-простым векселем", поскольку фактически речь идет о простом векселе, выписанном в форме переводного.

Большинство векселей носят характер ордерных (переводных) ценных бумаг. Поэтому права и обязанности по таким векселям могут быть переданы (переведены) другим лицам, что составляет одно из их важнейших достоинств. Переход прав и обязанностей как по переводным, так и по простым векселям оформляется специальной передаточной надписью - индоссаментом (ст. 11 Положения о переводном и простом векселе). Индоссамент возможен в пользу любого лица. Передаточная надпись переносит все права по векселю (права предъявить вексель к акцепту, к оплате, протестовать вексель). Частичный индоссамент в отличие от акцепта недействителен. При этом совершившее такую надпись лицо (индоссант) несет ответственность за платеж по векселю и за его акцепт, по существу, наравне с векселедателем , причем солидарно с другими возможными индоссантами , если только не включит в индоссамент специальную оговорку типа "без оборота на меня" (или "не приказу").
В соответствии со статьями 16, 77 Положения лицо, у которого находится вексель, рассматривается как законный векселедержатель в том случае, когда оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым. Зачеркнутые индоссаменты считаются при этом ненаписанными.

Учитывая изложенное, судам при рассмотрении требований лиц, у которых находится вексель, следует проверять, является ли истец последним приобретателем прав по векселю по непрерывному ряду индоссаментов. Ряд вексельных индоссаментов должен быть последовательным, то есть каждый предыдущий индоссат является последующим индоссантом. Месторасположение передаточных надписей на векселе или на добавочном листе и даты их совершения (если они имеются) для целей определения непрерывности индоссаментов во внимание не принимаются.
Следует также учитывать, что при наличии на векселе в ряду последовательных индоссаментов одного или нескольких зачеркнутых индоссаментов законным векселедержателем является лицо, на имя которого совершен последний перед зачеркнутым индоссамент. Это лицо как законный векселедержатель вправе индоссировать вексель в общем порядке; зачеркнутый индоссамент в этом случае не принимается во внимание.
Если последний индоссамент является бланковым (то есть не содержащим указания лица-индоссата), то в качестве законного векселедержателя рассматривается лицо, у которого вексель фактически находится; данное лицо вправе осуществлять все права по векселю, в том числе и право требовать платежа.

Статьей 16 Положения предусмотрено, что в том случае, когда за бланковым индоссаментом следует другой индоссамент, лицо, подписавшее последний, считается приобретшим вексель по бланковому индоссаменту.
В соответствии с частью второй статьи 13 Положения бланковый индоссамент имеет силу лишь в случае, когда он написан на обороте векселя или на добавочном листе.

Законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав, они предполагаются существующими и действительными. Бремя доказывания обратного лежит на вексельном должнике.
Передаточная надпись совершается обычно на обороте векселя или на добавочном литее – аллонже. Индоссант обязан собственноручно подписать передаточное распоряжение.

Кроме того, платеж по переводному или простому векселю может быть обеспечен специальным поручительством - авалем (итал. a valle - внизу, в нижней части векселя), которое предоставляется авалистом - третьим лицом или даже одним из лиц, уже надписавших вексель (ст. 30 и ч. 3 ст. 77 Положения о переводном и простом векселе). В роли авалиста может выступить любое лицо, которое само способно обязываться по векселям. Практически в этом качестве выступают наиболее платежеспособные лица, прежде всего банки. Аваль дается лишь за одного из обязанных по векселю лиц - плательщика, трассанта (векселедателя) или индоссанта.

Как и сам вексель, аваль носит абстрактный и строго формальный, а также безусловный характер, а авалист всегда отвечает перед векселедержателем солидарно с тем, за кого он поручился ("дал аваль") (ст. 32 и 47 Положения о переводном и простом векселе). Все это отличает аваль от обычного поручительства. Уплативший по векселю авалист имеет право регрессного требования к тому, за кого он поручился (и к лицам, которые обязаны перед последним). Аваль совершается на самом векселе, аллонже или отдельном листе с указанием места выдачи при помощи слов «считать за аваль» или равнозначных и подписывается вексельным поручителем (авалистом). Более того, всякая подпись, поставленная на лицевой стороне векселя, рассматривается как аваль, если это не подпись векселедателя или трассата. Аваль должен указывать за кого из вексельных должников ручается авалист. При отсутствии такого указания, считается, что он дан за векселедателя.
Передаваемость векселя связана с его свойствами. Всякий вексель как ценная бумага может быть именным или ордерным. Предъявительские векселя в государствах, присоединившихся к Женевской конвенции, не допускаются. Любой вексель, выданный без прямой оговорки о назначении другого управомоченного лица (приказа), предполагается ордерным и передается посредством индоссамента.

§ 4. ЧЕК

Чеком признается ценная бумага, содержащая ничем не обусловленное письменное распоряжение чекодателя банку уплатить держателю чека указанную в нем сумму (п. 1 ст. 877ГК РФ).
Чековое обращение регламентируется ст.877 - 885 ГК РФ, а также другими законами и устанавливаемыми в соответствии с ними банковскими правилами, в частности Положением ЦБР от 03.10.2002 г. «О безналичных расчетах в РФ» (с имз.от 11.06.04г.).
Чекодателем является лицо (юридическое или физическое), имеющее денежные средства в банке, которыми оно вправе распоряжаться путем выставления чеков. В качестве чекодержателя может выступать лицо (юридическое или физическое), в пользу которого выдан чек; плательщиком является банк или иное кредитное учреждение, имеющее лицензию на банковские операции, в котором находятся денежные средства чекодателя. Обязательной предпосылкой выдачи чека является наличие соглашения между чекодателем и плательщиком (чековый договор). В соответствии с которым последний обязуется оплачивать чеки чекодателя за счет средств, хранящихся на его счете, или специально депонированной чекодателем суммы. Во исполнение данного соглашения чекодателю выдается специальная чековая книжка (лимитированная или не лимитированная) с определенным числом чеков. В случае расчетов чеками владелец счета - чекодатель дает письменное распоряжение банку, выдавшему расчетные чеки, уплатить сумму, указанную в чеке, чекодержателю.
 
Прежде чем осуществить платеж, плательщик обязан проверить подлинность чека и законность его владения (легитимацию чекодержателя). Право держателя чека требовать по нему оплаты не может быть реализовано без предъявления этой ценной бумаги. Предъявление чека к платежу может осуществляться через банк, с которым чекодержатель заключил договор банковского счета. Банк чекодержателя совершает инкассирование чека, т.е. предъявляет его для оплаты банку-плательщику, а при необходимости совершает протест неоплаченного чека (ст. 883 ГКРФ). В том случае, когда плательщиком является банк, с которым банк чекодержателя не установил корреспондентских отношений (не открыт корреспондентский счет), для получения платежа чек сдается в расчетно-кассовый центр (РКЦ) Банка России. Списание средств со счета чекодателя банк-плательщик производит на основании реестра чеков, поступивших из РКЦ. Филиалы одного и того же банка производят расчеты по оплаченным чекам непосредственно друг с другом, минуя РКЦ. Оплата чека производится в порядке, установленном ст. 875 ГК РФ. В случае оплаты чека, не отвечающего установленным требованиям, либо чека, содержащего сведения, не соответствующие данным чековой карточки, убытки, возникшие в результате оплаты такого чека, несет банк-плательщик. Во всех случаях, когда вина плательщика в оплате чека, предъявленного к оплате недобросовестным приобретателем, не доказана, убытки несет чекодатель (п. 4 ст. 879 ГК РФ). Таким образом, банк, осуществляющий оплату чека, несет ответственность за оплату подложного, похищенного или утраченного чека по принципу вины.

Необходимо отметить, что с введением в действие части второй ГК утратило силу постановление Верховного Совета РСФСР от 13.02.92 N 2349-1 "О введении в действие Положения о чеках", подробно регламентировавшее чековое обращение. Заменившие указанный акт нормы ГК РФ носят лишь базовый характер и не создают необходимого правового механизма. Кроме того, нормы части второй ГК, посвященные расчетам чеками, не содержат необходимых определений чекодателя, чекодержателя, плательщика; именного, ордерного, предъявительского чека, хотя и оперируют названными конструкциями. В данном случае оказывается бесполезной отсылка к иным законам (в отношении чеков таких пока не существует), а также к банковским правилам. Последние представляют собой документ неизвестной правовой природы (нормативный акт или договор), поскольку не имеют легального определения.

Чек должен соответствовать формальным требованиям закона. Чек должен содержать установленные ГК РФ обязательные реквизиты: наименование "чек", включенное в текст документа; поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму; наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж; указание валюты платежа; указание даты и места составления чека; подпись лица, выписавшего чек (чекодателя). Отсутствие какого-либо из указанных реквизитов лишает данный документ силы чека (п. 1 ст. 878 ГК РФ). Если в чеке не указано место его составления, чек является действительным. Считается, что такой чек подписан в месте нахождения чекодателя. По чеку подлежит выплате указанная в нем сумма без каких-либо процентов. Указание о процентах, содержащееся в чеке, не имеет силы. Наличие в чеке дополнительных реквизитов не влияет на силу чека.

В части, не противоречащей ГК, порядок заполнения чека дополняется гл. 7 Положения о безналичных расчетах в РФ. С целью предотвращения подделки чеков банки вместе с чеками выдают идентификационную карточку (чековую карточку).
Чек, как любая ценная бумага, в отношении которой не установлены исключения, может быть именным, ордерным и на предъявителя. Этим чек отличается от векселя. Чеку, так же как векселю, присущи такие черты, как абстрактность, публичная достоверность и безусловность платежа.
Абстрактный характер платежа по чеку означает независимость обязательства оплатить указанную в чеке сумму от условий и действительности сделки, во исполнение которой выдан чек. Недействительность данной сделки не является основанием для отказа произвести платеж по чеку. С.Н. Ландкоф писал: "Достоверно то, что написано в чеке. Обязательно для всех то, что является содержанием чека. Не обязательно ни для кого то обстоятельство, которое не нашло свое отражение в чеке..." .

Публичная достоверность чека означает, что чекодержатель не должен доказывать свою добросовестность иными документами, на основании которых выписан чек. Безусловный характер платежа по чеку, как и по векселю, означает, что чек подлежит оплате вне зависимости от каких-либо обстоятельств. Если в тексте чека содержатся условия, ограничивающие исполнение чекового обязательства (например, чек подлежит оплате после отгрузки товаров и т.п.), то данный документ не является чеком, а отношения, основанные на нем, не регулируются нормами чекового законодательства.

Чек является срочной ценной бумагой и подлежит оплате плательщиком при условии предъявления его к оплате в срок, установленный законом, и его отзыв до истечения срока его предъявления не допускается. С.Л. Эльяссон отмечал, что длительное обращение чека противоречит интересам как чекодателя, так и банка, так как операции по текущему счету требуют, по существу своему, скорой ликвидации, а затягивание расчетов противоречит их характеру

Значение чека как платежного средства в значительной мере связано с простотой передачи. Ордерный чек, как и ордерный вексель, может неоднократно передаваться. Передача прав по чеку, за небольшими исключениями, соответствует общим правилам передачи прав по ценным бумагам, установленным ст. 146 ГК РФ. Передача прав по чеку имеет ряд особенностей. Именной чек передаче не подлежит (п. 2 ст. 880 ГК РФ). Индоссамент, совершенный плательщиком чека, является недействительным. В переводном чеке индоссамент на плательщика означает расписку в получении платежа (п. 3 ст. 880 ГК РФ).

Индоссамент должен быть написан на обороте чека или на присоединенном к нему листке, содержать подпись индоссанта и дату совершения индоссамента. Индоссамент может быть именным, если в нем указано лицо, которому передается чек, и бланковым, если такое лицо не указано. Передача чека посредством индоссамента может быть совершена любому лицу. Число индоссаментов не ограничивается.

Содержанием чекового аваля является гарантия (поручительство) платежа по чеку. В качестве чекового авалиста может выступать любое лицо, за исключением плательщика. Аваль должен быть проставлен на лицевой стороне чека или на дополнительном листке. Чековая гарантия состоит из слов "считать аваль", указаний, кем дан аваль. В противном случае считается, что аваль дан за чекодателя. Если платеж по чеку гарантируется частично, об этом должно быть указано наряду с другими реквизитами аваля (ст. 881 ГК РФ). Гражданский кодекс иначе, чем Положение о чеках, устанавливает ответственность чекового авалиста. Она определяется ответственностью того лица, за которого дана гарантия. Авалист освобождается от ответственности лишь в случае, если несоблюдение формы (например, отсутствие какого-либо из обязательных реквизитов) лишает документ силы чека. Недействительность обязательства, вытекающего из чека, по другим основаниям (помимо дефекта формы) не исключает ответственности авалиста. Авалист после оплаты чека приобретает право регресса к тому, за кого дана гарантия, и против лиц, обязанных перед последним.

Чек не является платежным средством. Его выдача не означает совершение платежа, а лишь указывает на замену предшествовавшего отношения новым, которое возникает между чекодателем, чекодержателем и иными обязанными по чеку лицами. Обязанность должника по обязательству, во исполнение которого был выдан чек (например, обязанность покупателя оплатить товар), прекращается лишь после совершения платежа по чеку.
В случае отказа плательщика от оплаты чека чекодержатель вправе предъявить исковые требования к каждому или ко всем обязанным по чеку лицам (чекодателю, индоссантам и авалистам). Чекодержатель вправе требовать сумму чека, проценты на эту сумму в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России (ст. 395 ГК РФ), а также сумму издержек, связанных с получением оплаты (например, стоимость протеста чека).
Для предъявления чекодержателем иска к обязанным лицам установлен сокращенный срок исковой давности - шесть месяцев со дня окончания срока предъявления чека к платежу. Требования в порядке регресса лица, оплатившего чек, к другим обязанным лицам должны быть предъявлены в течение шести месяцев со дня удовлетворения им требований по оплате чека либо со дня предъявления ему иска (п. 3 ст. 885 ГК РФ).

§ 5. Коносамент.

Коносамент является особым видом ценных бумаг, который представляет собой товарораспорядительный документ, подтверждающий наличие и содержание договора морской перевозки груза (ч. 2 ст. 117 КТМ РФ). Коносамент определяет отношения между перевозчиком и получателем груза, не являющимся стороной договора морской перевозки груза; удостоверяет право его держателя получить у морского перевозчика указанный в коносаменте груз и распорядиться им. В целом, коносамент выполняет три функции:
  • свидетельствует о заключении договора перевозки;
  • является распиской в получении груза перевозчиком;
  • является товарораспорядительным документом (ценной бумагой).
    В отличие от других ценных бумаг, коносамент удостоверяет право его держателя не на денежную сумму, а на имущество, названное в нем.
Это право может быть реализовано, как и право, удостоверенное любой ценной бумагой, лишь по предъявлении коносамента.КТМ РФ (ст. 144) определяет перечень обязательных сведений, которые составляют содержание коносамента:
  1. наименование перевозчика и место его нахождения;
  2. наименование порта погрузки в соответствии с договором и дата приема груза перевозчиком в порту погрузки;
  3. наименование отправителя и место его нахождения;
  4. наименование порта выгрузки согласно договору;
  5. наименование получателя (в случаях, когда он указан);
  6. наименование груза, данные, необходимые для его идентификации (основные марки, указание в соответствующих случаях на опасный характер или особые свойства груза, число мест или предметов, масса груза либо его количество);
  7. внешнее состояние груза и его упаковки;
  8. фрахт в размере, подлежащем уплате получателем, или иное указание на то, что фрахт должен уплачиваться им;
  9. время и место выдачи коносамента;
  10. число оригиналов коносамента, если их больше чем один;
  11. подпись перевозчика или действующего от его имени лица.
Стороны по согласованию вправе включить в коносамент иные данные.
Как ценная бумага коносамент может быть именным (на определенного получателя), ордерным (т.е. по приказу отправителя либо получателя) и на предъявителя, что обеспечивает возможность передачи прав, удостоверяемых коносаментом, в упрощенном порядке.
Представляет интерес передача коносамента (ст. 148 КТМ РФ). Ордерный коносамент может быть передан путем учинения именных или бланковых передаточных надписей. Передача именного коносамента возможна по правилам, установленным для уступки требования. КТМ допускает также передачу именного коносамента на основании именных передаточных надписей.

Как видим, КТМ устанавливает иной порядок передачи коносамента, чем указанный в п. 2 ст. 146 ГК РФ, согласно которому права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются только по правилам уступки требования. КТМ предоставляет право передачи именного коносамента как по правилам именной ценной бумаги (посредством цессии), так и с помощью передаточных надписей (ст. 148 ГК РФ). Передача ордерного коносамента осуществляется на основании именных либо бланковых надписей. Предъявительский коносамент передается путем простого вручения новому получателю груза.

При составлении коносамента в нескольких подлинных экземплярах выдача груза по первому предъявленному коносаменту прекращает действие всех остальных экземпляров. Коносамент подписывается капитаном судна или другим представителем перевозчика.

§ 6. Депозитные и сберегательные сертификаты.

ГК РФ относит к ценным бумагам депозитный и сберегательный сертификаты (ст. 844).
Сберегательный (депозитный) сертификат является ценной бумагой, удостоверяющей сумму вклада, внесенного в кредитную организацию, и права вкладчика (держателя сертификата) на получение по истечении установленного срока суммы вклада и обусловленных в сертификате процентов в кредитной организации, выдавшей сертификат, или в любом ее филиале .

Сертификаты принадлежат к эмиссионным ценным бумагам. Они могут выпускаться как в разовом порядке, так и сериями. Сертификаты не могут служить расчетным или платежным средством за проданные товары или оказанные услуги.
Депозитный сертификат (или сберегательный сертификат) - это письменное свидетельство банка-эмитента о вкладе денежных средств, удостоверяющее право вкладчика или его правопреемника на получение по истечении установленного срока суммы депозита (вклада) и процентов по нему.

Депозитный сертификат удостоверяет передачу юридическим лицом на хранение кредитной организации денежных средств. Банковский сертификат подтверждает размещение сберегательных вкладов граждан.

Сертификаты могут представлять именные ценные бумаги либо бумаги на предъявителя. Владельцами сертификатов могут быть как резиденты, так и нерезиденты. Сертификаты являются срочными ценными бумагами. В случае досрочного предъявления сертификатов выплачивается сумма вкладов и проценты, которые соответствуют выплачиваемым по вкладам до востребования, если иной процент не установлен условиями сертификата. Кредитная организация не вправе в одностороннем порядке изменить обусловленную в сертификате ставку процентов. Если срок получения вклада (депозита) по сертификату просрочен, то кредитная организация несет обязательство оплатить означенные в сертификате суммы вклада и процентов по первому требованию его владельца. За период с даты востребования сумм по сертификату до даты фактического предъявления сертификата к оплате проценты не выплачиваются.

Бланк сертификата содержит следующие обязательные реквизиты:
- наименование "сберегательный (или депозитный) сертификат";
- номер и серия сертификата;
- дата внесения вклада или депозита;
- размер вклада или депозита, оформленного сертификатом (прописью и цифрами);
- безусловное обязательство кредитной организации вернуть сумму, внесенную в депозит или на вклад, и выплатить причитающиеся проценты;
- дата востребования суммы по сертификату;
- ставка процента за пользование депозитом или вкладом;
- сумма причитающихся процентов (прописью и цифрами);
- ставка процента при досрочном предъявлении сертификата к оплате;
- наименование, местонахождение и корреспондентский счет кредитной организации, открытый в Банке России;
- для именного сертификата - имя и паспортные данные вкладчика; наименование и местонахождение вкладчика - юридического лица;
- подписи двух уполномоченных банком лиц, скрепленные печатью.
Отсутствие какого-либо из обязательных реквизитов исключает возможность считать документ сертификатом.
Дополнительные условия не влияют на силу сертификата.
Согласно Положению "О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций" бланк сертификата должен включать Условия выпуска, условия обращения сертификата, условия оплаты депозитного и сберегательного сертификата и порядок восстановления прав в случае утраты именного сертификата. Положения о выпуске сертификатов вносятся в Реестр условий выпуска и обращения сберегательных и депозитных сертификатов кредитных организаций.
Уступка права требования по сертификату на предъявителя осуществляется, как и в отношении любой ценной бумаги на предъявителя, путем вручения сертификата. Передача именного сертификата осуществляется в общем гражданско-правовом порядке (цессии) и оформляется на оборотной стороне сертификата двусторонним соглашением, которое подписывается лицом, уступающим свои права (цедентом) по сертификату, и лицом, приобретающим эти права (цессионарием).
Денежные расчеты по купле-продаже депозитных сертификатов, выплате сумм по ним осуществляются в безналичном порядке, а сберегательных сертификатов - как в безналичной форме, так и наличными средствами.
Сертификаты выпускаются в валюте Российской Федерации.

 


§ 7. Сберегательная книжка.

Сберегательное дело регулируется гл. VI Закона «О банках», а также гл. 44 части второй ГК РФ "Банковский вклад". Следует отметить, что между данными нормативными актами, обладающими одинаковой юридической силой закона, имеются расхождения. Так, ГК РФ предусматривает, что по договору банковского вклада (депозита) вкладчиком может быть как гражданин, так и юридическое лицо, а право привлекать средства во вклады принадлежит банкам и иным кредитным организациям (ст. 834). Закон «О банках» вводит определение вклада только по отношению к вкладчикам - физическим лицам и принимающим такие вклады банкам: вклад - денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода (ст. 36).
Заключение договора банковского вклада с гражданином и внесение денежных средств на его счет по вкладу удостоверяются банковской сберегательной книжкой, в том числе на предъявителя
Сберегательная книжка может быть как именной, так и на предъявителя, причем сберегательная книжка на предъявителя является ценной бумагой.
Между этими двумя видами сберегательных книжек много общего. Так, оба вида сберегательных книжек должны содержать информацию о банке и состоянии вклада. Исполнение банком распоряжений вкладчика по депозитному счету может осуществляться только при их предъявлении. Отличие состоит лишь в правовых последствиях, возникающих для вкладчика в случае утраты или приведения сберегательной книжки в негодное состояние. Такие различия существуют, поскольку только одна из них является ценной бумагой. Именная сберегательная книжка по существу представляет собой документ, удостоверяющий заключение договора банковского вклада и внесение денежных средств во вклады. Обязательственные правоотношения между вкладчиком и банком возникают из договора банковского вклада, подписанного сторонами. Отсутствие именной сберегательной книжки при явке клиента в банк не является препятствием в распоряжении вкладом.
Сберегательная книжка на предъявителя, являясь ценной бумагой, представляет собой документ, удостоверяющий имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК РФ). Сберегательная книжка на предъявителя должна не только оформлять внесение гражданином денежных средств на депозитный счет в банке, но и удостоверять все его права как вкладчика. Поэтому никакой иной документ, кроме как сберегательная книжка на предъявителя, не может служить банку основанием для выдачи вклада, выплаты процентов и исполнения иных распоряжений вкладчика.
Законодательством предусмотрен перечень удостоверенных банком сведений, которые должна содержать сберегательная книжка:
- наименование и местонахождение банка или его филиала (если вклад внесен в филиал);
- номер счета по вкладу;
- все суммы денежных средств, списанных со счета;
- остаток денежных средств на счете на момент предъявления сберегательной книжки в банк.
Поскольку сберегательная книжка находится у вкладчика, данные о вкладе, указанные в ней, могут не отражать истинного состояния вклада (например, в случае пополнения вклада третьим лицом). Однако, если не доказано иное, основанием для расчетов между банком и вкладчиком могут служить те данные, которые отражены в сберегательной книжке.
Именная сберегательная книжка в случае утраты или повреждения может быть заменена вкладчику по его заявлению. Замена сберегательной книжки на предъявителя в случае утраты банком не производится. В этих случаях вкладчик должен восстанавливать свои права по утраченной ценной бумаге, обратившись в суд (ст. 148 ГК РФ), в порядке, предусмотренном гл. 34 ГПК РФ.
Вкладчик имеет право распоряжаться своим вкладом. Распоряжение вкладом может заключаться, например, в требовании выдать вклад частично или полностью наличными деньгами, перечислить определенную денежную сумму на другой счет, выплатить доход по вкладу в виде процентов.


Заключение.

Нормы о ценных бумагах содержаться в нормативно правовых актах различных отраслей российского законодательства: государственного, гражданского, процессуального и других актах.

Представляется, что ценные бумаги – в настоящее время формируют институт гражданского права и комплексный институт законодательства. Видовой признак этого института обусловлен специфическим однородным объектом – ценной бумагой. А направленность правового регулирования базируется на основном свойстве объекта: ценная бумага – это строго формального документа, удостоверяющего имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении этого документа. Имеет эта система и собственный видовой «механизм», в частности к нему относится презумпция добросовестности предъявителя ценной бумаги, опровержение которой может на основе абстрактности обязательств из ценной бумаги последовать только в суде.

Содержанием ценной бумаги являются имущественные права. Имущественные права и ценная бумага, воплощающая в себе данные права, соединены в единое целое. Одно без другого при определении того, какой документ может считаться ценной бумагой, существовать не может. Но, как известно, из данного правила существует своеобразное исключение. Так, наряду с ценными бумагами, существующими в документарной форме, получили законодательное закрепление бездокументарные ценные бумаги. В форме последних фиксация прав производиться не на бумажном носителе (документе), обращающемся в вещественно-материальной форме на рынке, а с помощью средств электронно-вычислительной техники путем записи по счету «депо».

По нашему мнению, правы и те юристы, которые настаивают на единстве правового режима документарных и бездокументарных ценных бумаг, и те, кто считает недопустимым распространение вещного режима на бездокументарные ценные бумаги. Надо лишь иметь в виду, что документарные и бездокументарные ценные бумаги роднит наличие "права из бумаги", однако они принципиально отличаются в способе легитимации управомоченного лица. Документарная ценная бумага является ценной бумагой, поскольку в ней воплощено имущественное право, и является вещью, поскольку указанное право связано с материальным носителем-документом; распространение же вещно-правового режима на бездокументарные ценные бумаги недопустимо, поскольку имущественное право здесь воплощается не в вещь, а удостоверяется обязательственно-правовым способом. Таким образом, формулировка ст. 128 ГК РФ, признающая всякую ценную бумагу вещью, не может быть признана удовлетворительной. Очевидна необходимость на законодательном уровне четко определить, в чем же состоят различия в правовых режимах бездокументарных ценных бумаг и собственно ценных бумаг, какие именно правила о ценных бумагах и вещах не применяются к бездокументарным ценным бумагам.
Вместе с тем, существующее законодательство содержит ряд серьезных противоречий и пробелов. Дальнейшее развитие системы науки гражданского права и соответствующего законодательства требует внесения изменений и дополнений, разработки и принятия ряда законодательных и нормативных актов. Серьезные изменения и дополнения, на наш взгляд, необходимо внести в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг", ряд положений которого (определение понятия "ценная бумага", разрешение выпуска акций на предъявителя и др.) противоречат другим законодательным актам (Гражданскому кодексу Российской Федерации и Федеральному закону "Об акционерных обществах"). Так, согласно ст.142 ГК РФ, ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявления. А в Законе «О рынке ценных бумаг» дается определение эмиссионной ценной бумаги как любой ценной бумаги, в том числе бездокументарной, характеризующейся одновременно следующими признаками:

- закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных настоящим Федеральным законом формы и порядка;
- размещается выпусками;
- имеет равные объём и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.

Необходимо отметить, что вопрос о форме фиксации прав также неодинаково разрешен в действующем законодательстве. Так, согласно ст.142 ГК права, удостоверяемые бездокументарными ценными бумагами, подлежат фиксации в специальном реестре. Согласно же ст.18 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" фиксация прав осуществляется в решении о выпуске ценных бумаг, а в реестре владельцев эмиссионных ценных бумаг фиксируется количество акций, им принадлежащих, и ряд других сведений. Учитывая, что под бездокументарными акциями закон понимает не сами акции, а подлежащие удостоверению в них права, можно сделать вывод, что права, подлежащие, по общему правилу, удостоверению в самой акции, фиксируются - по содержанию и объему прав - в решении об их выпуске, а по обладателю прав - в реестре.

Приведем еще один пример расхождений в законодательстве. В Законе «об акционерных обществах» устанавливается, что все акции общества являются именными. Вопреки этому Законом «О рынке ценных бумаг» предусмотрена возможность выпуска акций не только именных, но и на предъявителя - в определенном отношении к величине оплаченного уставного капитала эмитента в соответствии с нормативом, установленным ФКЦБ России.

Такие ценные бумаги как банковская сберегательная книжка на предъявителя, депозитный и сберегательный сертификаты удостоверяют права их владельцев, возникающие из договора банковского вклада. Сберегательное дело регулируется гл. VI Закона «О банках и банковской деятельности», а также гл. 44 ч.II ГК "Банковский вклад". Однако между данными нормативными актами, обладающими одинаковой юридической силой закона, также имеются расхождения. Так, ГК предусматривает, что по договору банковского вклада (депозита) вкладчиком может быть как гражданин, так и юридическое лицо, а право привлекать средства во вклады принадлежит банкам и иным кредитным организациям (ст. 834). Закон «О банках и банковской деятельности» вводит определение вклада только по отношению к вкладчикам - физическим лицам и принимающим такие вклады банкам: вклад - денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода (ст. 36).

Многообразие ценных бумаг свидетельствует о невозможности и нецелесообразности охватить их правовой режим каким-либо одним законом. Впредь до принятия таких законов сохраняет силу действующее законодательство о ценных бумагах, но лишь в части, не противоречащей нормам ГК РФ. Следует подчеркнуть, что новые законодательные акты о ценных бумагах тоже должны соответствовать правилам ГК, в том числе его главы 7, поскольку об этом прямо говорит правило п. 2 ст. 3 ГК РФ. При наличии расхождений между ними и отсутствии изменений в тексте ГК РФ подлежат применению его нормы согласно его прямым указаниям. Тем самым Кодекс поставил достаточно четкие рамки правотворчества в этой сфере.

Выделите немного времени для ознакомления с разделами сайта:

 

 

 

 

 
Получите Бесплатную консультацию юриста прямо сейчас!
ФИО *
Телефон *
E-mail
Ваш вопрос
 
Часто задаваемые вопросы